Анализ Опасностей и Оценка техногенного Риска

Категории каталога

Понятия и толкования [11]
Опасность, безопасность, риск. Что есть что
Близкие общеупотребительные термины [2]
Терминология теории управления и теории надежности
Регламентация в сфере безопасности [34]
Вопросы стандартизации, техрегулирования, критерии опасности
Современные опасности крупных промышленных аварий (от углепрома в постиндустрию) [7]
Cостояние, предупреждение и прогноз КПА - техногенных происшествий на ОПО с последствиями или угрозой последствий катастрофического характера, непоправимых для самого объекта или/и его окружения. (На примерах смертельных аварий в угольной промышленности)
рИсковое общество постиндустриализма (Risikogesellschaft, risk society, "общество риска") [11]
одна из известных попыток определить контуры надвигающегося за индустриализмом будущего на языке опасностей. Термин "risk society" введен в оборот в 1990-е в трудах социологов Энтони Гидденса и Ульриха Бека

Наш опрос

Отступление от требований безопасности - это:
Всего ответов: 39


Поиск

Заходим на  РискПром.рф

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Тематические подборки статей и материалов

Главная » Статьи » Опасности и безопасность » Регламентация в сфере безопасности [ Добавить статью ]

О недопустимости роста опасности аварии и о достаточности компенсирующих мер при отступлении от норм безопасности

Проблемные вопросы определения и применения уровней допустимого риска аварии для оценки и обоснования достаточности дополнительных и компенсирующих мер, сохраняющих безопасное состояние ОПО при: (1) отступлениях от действующих требований безопасности, их (2) недостаточности, (3) отсутствии

Введение и предыстория вопроса. В ходе разработки и согласования «Методики установления допустимого риска аварии при обосновании безопасности опасных производственных объектов нефтегазового комплекса» в российском экспертном сообществе велись плодотворные дискуссии вокруг проблемы допустимости и приемлемости ограниченного воздействия проявлений аварийных опасностей на интересы и потребности рискующих. Формальное утверждение Методики Ростехнадзором на время прервало «горячие» диспуты, и перевело их в «холодную» форму. Одна из важных «административных» причин принятия Методики – «снять напряжение» и дать время и возможность обдумать вопрос с других ракурсов и с новыми знаниями. Публично «за и против» достаточно долго никто не высказывался, а вся «подрывная» или «оборонительная» работа велась латентно (если велась). Такое затянувшее положение становится деструктивным - непонимание перерастает в недовольство и даже враждебность, что мешает беспристрастному научному анализу и решению проблемы. Важным сигналом к началу нового этапа обсуждения «допустимого риска» стали утверждения в основном расчетчиков риска, что «методика не работает». Такая дезактивация Методики вовсе не уничтожает принципы, на которых она построена. Главный из них – переход от господствующего риск-предписывающего (всегда и для всех абсолютные «10-6») к перспективному риск-ориентированному подходу (сориентироваться в реальных опасностях измеренных в относительных уровнях). К сожалению, эти подходы сдвинулись к антагонизму, поэтому важно знакомить всех со своими доводами, предположениями, ограничениями, постулатами и проч. Экзистенциальный вопрос жизни и смерти рискующего на производстве не должен маскироваться в тени верований и стереотипов «идеологов риска». Сначала требуется рационализировать проблему, а затем и легитимизировать процедуру определения и применения уровней допустимого риска аварии для оценки и обоснования достаточности дополнительных и компенсирующих мер безопасности на ОПО. Не одним абсолют-уровнем «10-6» должно обосновываться всякое опасное отступление, а совокупностью допустимых уровней разных сторон опасности аварии. Отступление нельзя превращать в преступление.

Согласно п. 4 ст. 3 измененного Закона 116-ФЗ [1] обоснование безопасности (ОБ) может быть разработано, когда требуется: (1) отступление от требований промышленной безопасности, установленных федеральными нормами и правилами в области промышленной безопасности (ФНП); (2) таких требований недостаточно; (3) и (или) они не установлены.

Обоснованное отступление от действующих требований безопасности допустимо только после необходимого и достаточного анализа опасностей, возрастающих вследствие отступления от норм (невыполнения без компенсации):

компенсирована ли «брешь в защищенности», образующаяся из-за отказа от исполнения действующего требования, с помощью других адекватных дополнительных требований безопасности, и/или изменением структуры оставшихся ограничений;

доказано, что «брешь в защищенности» не образуется, вследствие изменения структуры опасностей аварии (т.е. показано, что отдельные опасности аварии теперь неактуальны).

Это отражено в п. 15 ФНП «Общие требования к обоснованию безопасности опасного производственного объекта» (далее – ФНП ОБ [2]): «обоснование безопасности должно содержать сведения о необходимости отступления от действующих норм и положения, компенсирующие эти отступления». Достаточность компенсации возникающих или выявленных аварийных опасностей обосновывается соблюдением условии безопасной эксплуатации ОПО, которые должны быть сформулированы для каждого конкретного случая в соответствующем ОБ для вполне определенного ОПО. Проверка выполнения этих условий – гарантия обоснованности и достаточности оргтехмер обеспечения промышленной безопасности на анализируемом ОПО. В ОБ и его экспертизе (Рис. 1) проверяется и подтверждается соблюдения условий безопасной эксплуатации ОПО – т.е. обеспечение достаточной защищенности рискующих от опасности аварий как на ОПО, так и за его пределами.

Рис. 1. Схема требований промышленной безопасности, устанавливаемых в обосновании безопасности (ОБ)

 

Согласно п. 10 ФНП ОБ [2] специальный раздел документа ОБ "Условия безопасной эксплуатации опасного производственного объекта" должен содержать:

«определение набора параметров и выбор основных показателей безопасной эксплуатации опасного производственного объекта;

оценку значений выбранных показателей до и после отступления от требований федеральных норм и правил в области промышленной безопасности;

сравнение значений выбранных показателей безопасной эксплуатации опасного производственного объекта с критериями обеспечения безопасной эксплуатации при отступлении от требований федеральных норм и правил в области промышленной безопасности;

обоснование решения о безопасной эксплуатации ОПО».

При обосновании безопасности, разработчик должен четко указать какие именно параметры (технологические, организационные, экономические и др.) он отобрал из ему доступных (измерения, статистика, опыт, мнения экспертов и т.п.) и почему именно они приняты в качестве показателей безопасности ОПО при отступлении от конкретной нормы. Т.е. необходимо обосновать сначала выбор из множества доступных параметров именно тех показателей, по значениям которых в дальнейшем можно будет судить об изменениях в обеспечении безопасности ОПО до и после возможных отступлении от действующих требований промышленной безопасности.

О том, насколько критичны изменения при отступлениях от норм – т.е. отклонения значений того или иного показателя безопасности – судят с помощью специальных правил, которые называют критериями (в ФНП ОБ [2] они названы «критерии обеспечения безопасной эксплуатации при отступлении от требований федеральных норм и правил в области промышленной безопасности»).

Если связь между показателем и самим свойством (которое он показывает, вскрывает) установлена, только тогда могут быть выбраны и установлены критерии – правила, разделяющие все множество возможных состояний ОПО на подмножества, например, – безопасное и угрожающее (предаварийное). Обосновывается и выбор показателей, и критерии обеспечения безопасности по обоснованным показателям безопасности ОПО.

Для сокращения иногда критическое значение параметра называют просто критерием. В этом случае правило о непревышении этого значение подразумевается латентно. В общем случае критическое значение показателя безопасности должны быть не точечным, а интервальным.

Требования безопасности не «увеличивают блага», а «сокращают ущерб». Это – совершенно разные целевые задачи, деструктивно и их неосознанное неразличение (профанация), и их осознанное смешивание (демагогия) в ОБ.

Согласно п.2.2 [3] для оценки достаточности компенсирующих мероприятий рекомендуется:

«определить как можно более широкий набор измеримых параметров в области обеспечения промышленной безопасности на ОПО нефтегазового комплекса, для которого разрабатывается обоснование безопасности;

из измеримых параметров в области обеспечения промышленной безопасности обоснованно выбрать основные показатели безопасной эксплуатации ОПО нефтегазового комплекса, которые непосредственно характеризуют отступления, отсутствие или недостаточность требований промышленной безопасности;

обосновать предельные значения выбранных показателей безопасной эксплуатации ОПО нефтегазового комплекса в качестве критериев обеспечения безопасной эксплуатации в случае, если при эксплуатации, капитальном ремонте, консервации или ликвидации опасного производственного объекта требуется отступление от требований промышленной безопасности, установленных ФНП, таких требований недостаточно и (или) они не установлены;

оценить значения выбранных показателей безопасной эксплуатации ОПО нефтегазового комплекса до и после отступления от требований ФНП (их отсутствия или недостаточности), в том числе с учетом и без учета компенсирующих мероприятий;

сравнить значения выбранных показателей безопасной эксплуатации ОПО нефтегазового комплекса с критериями обеспечения безопасной эксплуатации при отступлении от требований ФНП (их отсутствии или недостаточности) с учетом компенсирующих мероприятий;

положительно обосновать решение о безопасной эксплуатации ОПО нефтегазового комплекса в случае достаточности компенсирующих мероприятий, то есть достаточного соответствия значений выбранных показателей критериям обеспечения безопасной эксплуатации ОПО нефтегазового комплекса».

Являются ли расчетные величины риска аварии показателями безопасности ОПО? Впрямую риск – это показатель опасности, а не безопасности. Но, не зная карту опасностей (их структуру, динамику, накал), нельзя и безопасность обеспечить (неизвестно где, когда и сколько необходимо и достаточно ограничительных мер). Контрпродуктивно считать индивидуальный риск гибели человека – главным (универсальным, общепринятым и проч.) показателем промышленной безопасности. Риск аварии – это не только индивидуальный риск, а скорее – не столько (например, есть еще материальный ущерб и репутационные потери от тяжелых «знаковых» аварий). Промышленная безопасность – не только предотвращение смертельного травматизма. Состояние защищенности от аварий по ФЗ-116 не редуцируется в смерть индивида в ближайший миллион лет.

Основная трудоемкость и сущность ОБ – это обоснование показателей и критериев безопасности ОПО (не общих, а для конкретного случая отступления, недостаточности или отсутствия норм).

Рассмотрим типовой пример по выбору критериев безопасной эксплуатации опасных производственных объектов (более подробные в Приложении ниже):

Согласно требованиям СП 36.13330.2012 [4] не допускается прокладка нефтепроводов по территории населенных пунктов, кроме случаев их подключения к предприятиям перевалки и хранения нефти (причем с ограничением на ном. диаметр до DN 700 и на рабочее давление до 1,2 МПа).

В РФ имеются нефтеперекачивающие станции с примыкающими трубопроводами прошлого века постройки, которые по факту уже расположены в границах населенных пунктов. Урбанизация наступает. Сооружения изношены. Требуется их реконструкция. В предпринимательских целях реконструируемое нефтеперекачивающее сооружение предполагается оставить в городе, но существенно повысить энергоемкость и производительность (увеличить давление перекачки и/или диаметр трубы, например, до DN 1200 и до 7,5 МПа).

Зачастую поступают так. Считают СП 36.13330.2012 [4] «пессимистичным» и применяют его «свободно» - отбирают из действующих правил только приятные (дешевые) требования, параллельно рассчитывают риск аварии и сравнивают его с допустимым пожарным риском "10-6" из Пожтехрегламента-2008 [5] (так делали ранее) или т.н. «общепринятым "10-6"» (так поступают сейчас).

Это - слабообоснованное отступление от действующих требований безопасности. Если требуется что-то измерить, необходимо пользоваться пригодным для данного случая инструментарием: для измерения пожарного риска и сравнения с «10-6», есть специальная методика по приказу № 404 МЧС России [6] (риск аварии - это не пожарный риск). За последние годы практика «пожарного сравнения» в промышленных СТУ практически прекращена (экспертное сообщество постепенно освоило различие критериев и методик их оценки, долго об этом говорили и разъясняли). Существовавшая практика разработок СТУ вовсе не подтвердила многолетнюю правильность расчетов риска «аварий по пожарам». Практика расчетов риска не стала критерием для риска (не превратился риск в истину даже с многолетней практикой его расчетов). Ситуация усложнилась. На замену негодных для аварии критериев из пожаров [5] пришел аморфный двойник - просто «общепринятый 10-6». Рационально такая подмена долго не продержится. А на иррациональных подходах – вполне: самовнушение и стереотипы – ударная сила «риска 10-6», успешно замутняющего пока подсознание глав-гос-экспертов.

Если требуется измерить опасность, необходимо пользоваться не абсолютными («10-6» на все случаи), а относительными величинами, причем уровень, от которого измеряется «относительность» уже определен (неявно/явно) выполнением действующих правил безопасности. Если потребовалось отступать от правил, то необходимо определять «уровень правил» в конкретных случаях отступления (должна иметься методика, представительные исходные данные, квалифицированные расчетчики и проч.).

Приравнять «уровень правил» раз и навсегда к «10-6» - грубая методическая ошибка. В разных случаях «уровень правил» разный, он может быть и больше, и меньше – ведь правила пишутся исторически, они не такие универсальные, как индивидуалистическая абстракция «10-6» из неписанной концепции «абсолютного риска», подменившей концепцию «абсолютной безопасности».

Рассмотрим эту проблему на примере безопасного нефтеперекачивания в городской черте. Предположим авторитетно установлено (подтверждено зарубежными авторитетами), что в РФ около нефтепровода индивиду приемлемо погибать не чаще «одной миллионной» в год. Тогда, имея развитый аппарат расчетов рисков, можно пересчитать один раз этот показатель безопасности для подавляющего большинства случаев в привычные технологические характеристики трубопровода. И однозначно записать в действующих правилах, что по городам можно и нужно прокладывать нефтепроводы не с DN 700 и 1,2 МПа, как сейчас допустимо, а с DN (700+Х) и (1,2+Y) МПа и на расстояниях Z до селитебных зон. Никакие СТУ не нужны и незачем каждый раз проводить расчет и проверять на «10-6» трубопроводы, особенно явно меньшие по опасности, чем DN (700+X) и (1,2+Y)МПа.

А как можно поступать с такими отступлениями? Об этом в Приложении даны характерные примеры для магистральных трубопроводов из Методики установления допустимого риска аварии при обосновании безопасности опасных производственных объектов нефтегазового комплекса [7] (далее – Методика). Методика [7] не требует обязательного сравнения с фоновыми опасностями, как ее зачастую трактуют. Наоборот, на этом «пути расчета» поставлены непреодолимые преграды в виде достаточно жестких коэффициентов запаса.

При разработке ОБ по алгоритмам Методики [7] для измерения опасности необходимо пользоваться не абсолютными, а относительными риск-ориентированными величинами, причем уровень сравнения определяется безусловным выполнением действующих правил безопасности («уровень правил»).

К наиболее общим условиям безопасной эксплуатации ОПО относятся: выполнение действующих требований промышленной безопасности (в том числе ФНП), соответствие значений показателей безопасной эксплуатации ОПО критериям обеспечения безопасной эксплуатации.

Для второго случая при отступлении от требований ФНП необходимы критерии обеспечения безопасной эксплуатации, в качестве которых могут быть приняты с определенными допущениями и критерии непревышения установленного в ОБ допустимого риска аварии на ОПО (установленного в конкретном ОБ для конкретного ОПО, а не в «среднем для всего мира»).

В общем случае критерий обеспечения безопасной эксплуатации при отступлении от действующих требований безопасности определяется следующим образом:

в предположении, что на ОПО выполнены все действующие правила безопасности, определяется уровень безопасности (УБ), т.е. «уровень правил» по выбранным основным показателям безопасной эксплуатации. В самом простом случае УБ может быть оценен по текущему уровню опасностей, измеряемых, например, риском аварии R0, т.е. УБ = R0;

при отступлении от норм без компенсирующих мер определяется пониженный уровень безопасности: УБ1 =R1, где R1 оценка увеличившейся опасности аварии в этом случае;

если R1 < R0, то это явный признак непригодной методики их оценки (как оценки функции значений набора показателей) или ошибочного выбора показателей безопасной эксплуатации;

если R1 > R0, то обосновывается допустимый уровень опасности, измеряемый Rдоп, для конкретного случая отступления от норм:

Rдоп = R0/КЗ, (1)

где КЗ — коэффициент запаса, учитывающий состояние техники и кадров, значимость норм, неопределенность методик и исходных данных для расчета, чувствительность методики расчета к учету компенсирующих мероприятий, значимость модернизации и пр. (при отсутствии или недостаточности обоснования КЗ > 1).

Значение DR = R1Rдоп — это индикатор для разработки набора обоснованных компенсирующих мер, которые должны иметь соответствующий эффект повышения защищенности рискующих и компенсировать опасность исследуемого отступления от ФНП.

Например, для магистральных нефтепроводов предложенные мероприятия, компенсирующие отступления от норм, могут быть обоснованы как достаточные, если с использованием методики балльной оценки [10] показано, что DR = 0. В противном случае незачем в ОБ представлять «расчеты риска по действующим методикам»: расчеты не связаны с предлагаемыми мерами. Это рано или поздно вскроется экспертизой (и по линии СТУ, и по линии ОБ).

Если DR=0, то разработан только минимум, – компенсирующие меры. Кроме компенсации нужны еще и дополнительные меры (т.е. КЗ > 1): нужна гарантия, что будет не хуже по безопасности после компенсированных отступлений (DR=0). Дополнительные меры – это запас на незнание (несовершенные методики оценки опасности, неопределенность исходных данных, сложность учета синергетических эффектов кумуляции опасностей и взаимовлиянии упреждающих мер, относительность уровня опасности объекта и т.д.).

И в заключение – нетиповой ответ на типовой вопрос: почему «не работает» Методика [7] в руках опытных и практикующих расчетчиков риска?

Методика [7] разработана в полном соответствии с алгоритмом, установленным п. 10 ФНП ОБ [2] и более детально прописанным п.2.2 РБ по метрекомендациям ОБ ОПО НГК [3]. Этот алгоритм по сложившейся практике «10-6» сейчас не исполняется (выполняются отдельные его эпизоды), т.е. нарушаются нормы и формальной логики, и формальных правил из ФНП ОБ [2]. Когда Методика [7] «не работает» - это в первую очередь сигнал об этих общеметодических нарушениях. Наоборот, Методика [7] именно работает, запрещая необоснованные (а возможно опасные) отступления от действующих требований безопасности. Методика [7] – инструмент, а не «обосновыватель».

Чтобы Методика [7] «заработала» и «пропустила обоснование» необходимо собирать и исследовать конкретные исходные данные для конкретного отступления на ОПО, а не прикладывать к предлагаемым мерам безопасности отстраненный от них, самодостаточный и всегда приятный расчет риска «10-6». Этот разрыв между расчетами «10-6» и типовыми компенсирующими мерами не сможет оставаться долго незамеченным. Нельзя беспечно наблюдать снижение авторитета методов анализа риска. Что тут можно попробовать сделать:

(1) продолжать крепить и поддерживать иррациональную веру рискующих, проверяющих и заказчиков в универсальность «10-6» (Очень трудная и нужная работа, для результативного успеха в которой принципиально важно хотя бы самим в это не верить);

(2) восстанавливать, искать или создавать вновь рациональную связь между расчетом риска «10-6» и конкретными компенсирующими мерами безопасности в ОБ (Малоперспективный путь – проще все правила безопасности скорректировать один раз под критерий «10-6», но тогда разрушается сама процедура ОБ);

(3) постепенно отказываться от универсальности критерия «10-6» и переходить на другие «условия безопасной эксплуатации», например: опасности до и после отступления не могут возрасти, а должны и снизиться (Обсуждать, на сколько. По Методике [7], если отказаться от индивидуального риска как основного показателя опасности отступления, то КЗ станут очень низкими).

Методика [7] непригодна при «средних» исходных данных, а риск-расчеты по «10-6» – вполне. Методика [7] вовсе не запрещает их, – она их не подтверждает, и тем самым «не работает» ни для, ни на алгоритмы «10-6».

Cписок использованной литературы

  1. Федеральный закон от 207.1997 N 116-ФЗ (ред. от 13.07.2015) "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" // "Российская газета", N 145, 30.07.1997.
  2. Федеральные нормы и правила в области промышленной безопасности «Общие требования к обоснованию безопасности опасного производственного объекта», утв. Пр. Ростехнадзора от 15.07.2013 N 306
  3. Руководство по безопасности "Методические рекомендации по разработке обоснования безопасности опасных производственных объектов нефтегазового комплекса" (Приказ Ростехнадзора от 30.09.2015 N 387)
  4. СП 36.13330.2012. Свод правил. Магистральные трубопроводы. Актуализированная редакция СНиП 2.05.06-85* (утв. Приказом Госстроя от 25.12.2012 N 108/ГС) М.: Госстрой, ФАУ "ФЦС", 2012.
  5. Федеральный закон от 22.07.2008 N 123-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности" "Собрание законодательства РФ", 28.07.2008, N 30 (ч. 1), ст. 3579
  6. Приказ МЧС РФ от 10.07.2009 N 404 (ред. от 14.12.2010) "Об утверждении методики определения расчетных величин пожарного риска на производственных объектах" (Зарегистрировано в Минюсте РФ 17.08.2009 N 14541) //Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, N 37, 14.09.2009.
  7. Методика установления допустимого риска аварии при обосновании безопасности опасных производственных объектов нефтегазового комплекса: рук. по безопасности. — Сер. 08. — Вып. 32. — М.: ЗАО НТЦ ПБ, 201 — 24 с. ( утв. Приказом Ростехнадзора от 23 августа 2016 г. № 349)
  8. Федеральные нормы и правила в области промышленной безопасности "Правила безопасности для опасных производственных объектов магистральных трубопроводов" (утв. приказом Ростехнадзора от 06 ноября 2013 г. № 520).
  9. Руководство по безопасности «Методические основы по проведению анализа опасностей и оценки риска аварии на опасных производственных объектах» (утв. приказом Ростехнадзора от 13 мая 2015 г. № 188).
  10. Руководство по безопасности «Методические рекомендации по проведению количественного анализа риска аварии на опасных производственных объектах магистральных нефтепроводов и нефтепродуктопроводов» (утв. приказом Ростехнадзора от 17 ноября 2014 г. № 500).
  11. Показатели опасности аварий на российских магистральных трубопроводах/ С.Г. Радионова, С.А. Жулина, Т.А. Кузнецова и др.// Безопасность труда в промышленности. — 2015. — № — С. 62–69.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

Пример А. Установление допустимого риска для магистральных нефтепроводов

ПРИМЕР №4

ДАНО: реконструируемый ОПО магистрального газопроводного транспорта, при аварии на линейном участке которого возможна гибель до 8 чел. и на котором предполагаются обоснованные отступления от требований по безопасным расстояниям до объектов с присутствием людей, установленным п. 10 ФНП [8].

ОПРЕДЕЛИТЬ: допустимый риск групповой гибели 8 чел. на реконструируемом участке линейной части магистрального газопровода с отступлением от требований по безопасным расстояниям до объектов с присутствием людей.

РЕШЕНИЕ:

1) В соответствие с п. (4.2), по методике руководства по безопасности [9], оценивается риск групповой гибели людей на объекте возможного ненормативного сближения рассматриваемого участка магистрального газопровода при условии выполнения всех действующих требований безопасности (включая соблюдение установленных безопасных расстояний, без компенсирующих мер). Пусть рассчитанное значение риска групповой гибели 8 чел. составило 10-6 1/год.

2) Согласно таблице № 6-3 руководства по безопасности [9] (данный ОПО относится к ОПО со средним риском аварии (8 погибших укладывается в диапазон от 5 до 10).

ОТВЕТ:

а) Согласно [7] коэффициент запаса для установления допустимого риска аварии составляет 1,5. Допустимый риск групповой гибели 8 чел. от поражающих факторов аварии на данном участке составляет:

10-6/1,5 = 6,7×10-7 1/год.

РЕКОМЕНДАЦИИ: В ОБ для данного случая необходимо акцентировать, что опасность отступления характеризуется риском групповой гибели до 8 человек и предложить компенсирующие мероприятия, которые снижают вероятность такого события до 6,7×10‑7 1/год. (фактически только в 1,5 раза жестче от «уровня правил»).

 

ПРИМЕР №5

ДАНО: ОПО магистрального нефтепроводного транспорта нового строительства, при аварии на линейном участке которого невозможна групповая гибель людей, и на котором предполагаются обоснованные отступления от требований по безопасным расстояниям, установленным п. 10 ФНП [8].

ОПРЕДЕЛИТЬ: допустимые риски гибели человека, материального ущерба и случая возникновения аварии.

РЕШЕНИЕ:

1) В соответствие с п.(4.2), по методике руководства по безопасности [10], оценивается риск гибели человека на объекте возможного ненормативного сближения рассматриваемого участка магистрального нефтепровода при условии выполнения всех действующих требований безопасности (включая соблюдение установленных безопасных расстояний). Пусть рассчитанное значение риска гибели человека составило 10-5 1/год, риска материального ущерба – 33 млн руб./ав. и риска возникновения случая аварии на рассматриваемом участке 6×10-5 ав./(год×км).

2) Определяется степень опасности рассматриваемого участка магистрального нефтепровода в соответствие с пп. 72-78 руководства по безопасности [10]. Пусть рассматриваемый участок относится к ОПО с высоким риском аварии.

3) Согласно [7] фоновый риск возникновения аварии на магистральном трубопроводном транспорте составляет 8×10‑5 ав./(год×км), что больше полученной в п 1) оценки в 6×10‑5 ав./(год×км). В соответствие с пп. (4.2) и (5.3) фоновый риск возникновения аварии на рассматриваемом участке составляет RФ=RР=6×10‑5 ав./(год×км).

4) Согласно [7] фоновый риск материального ущерба на магистральном трубопроводном транспорте составляет 25 млн руб./ав., что меньше полученной в п 1) оценки в 33 млн руб./ав. В соответствие с пп. (4.2) и (5.2) фоновый риск материального ущерба на рассматриваемом участке составляет RФ=RР=0,8×RНГ =0,8×25 млн руб./ав.= 20 млн руб./ав.

ОТВЕТ:

а) Согласно [7] коэффициент запаса для установления допустимого риска аварии на данном ОПО составляет 3,5. Допустимый риск гибели человека от поражающих факторов аварии на данном участке составляет: 10‑5/3,5 = 3×10‑6 1/год.

б) Согласно [7] коэффициент запаса для установления допустимого риска аварии составляет 1,2. Допустимый риск материального ущерба от аварии на данном участке составляет: 20/1,2 = 16,7 млн руб./ав.

в) Согласно [7] коэффициент запаса для установления допустимого риска случая возникновения аварии составляет 2,2. Допустимый риск случая возникновения аварии на данном участке составляет: 6×10‑5/2,2 = 2,7×10‑5 ав./(год×км).

РЕКОМЕНДАЦИИ: В ОБ для данного случая необходимо акцентировать, что опасность отступления характеризуется показателями риска гибели одного человека, возникновения ущерба и самого факта аварии, и предложить компенсирующие мероприятия, которые снижают эти риски до указанных выше допустимых значений.

ПРИМЕР №6.

ДАНО: ОПО магистрального нефтепродуктопроводного транспорта нового строительства, на котором предполагаются обоснованные отступления от требований ФНП, характеризуемые удельной частотой аварий на грузооборот.

ОПРЕДЕЛИТЬ: допустимый риск аварии по показателю удельной частоты аварий на грузооборот.

РЕШЕНИЕ:

1) В соответствие с п.(3.2.3) при имеющихся исходных данных степень опасности аварии для рассматриваемого объекта может быть оценена как «чрезвычайно высокая».

2) По опубликованным статистическим данным фоновая удельная частота аварий на российском магистральном трубопроводном транспорте (RНГ) достигает величины 7,6 ав./(трлн т‑км) – см. [11]. В соответствие с п.(4.3) значение фонового риска аварии составит: RФ =RНГ= 7,6 ав./(трлн т‑км).

ОТВЕТ:

Согласно [7] коэффициент запаса для установления допустимого риска аварии составляет 10. Допустимый риск аварии по показателю удельной частоты аварий на грузооборот на рассматриваемом объекте составляет: 7,6/10=0,76 ав./(трлн т‑км).

РЕКОМЕНДАЦИИ: В ОБ для новых ОПО необходимо показывать, что их опасность не ниже отраслевых удельных величин аварийных потерь на ед. продукции.

Пример Б. Тепловые воздействия факельных установок не по «10-6». ЧТО писать в пп. 3.3-3.6 обоснования безопасности ОПО? Чем, что и как обосновывать? >>см. ЗДЕСЬ>>

Пример В. Опасность на составляющей ОПО не может оцениваться только риском гибели людей в пункте пропуска на причал (... «я убью тебя лодочник»). см. ЗДЕСЬ>>>



Источник:
Категория: Регламентация в сфере безопасности | Добавил: safety (07.12.2017) | Автор: Гражданкин А.И.
Просмотров: 335 | Комментарии: 0 | Рейтинг: / |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]