Анализ Опасностей и Оценка техногенного Риска

Категории каталога

... Российская империя,СССР, РСФСР, РФ... [21]
исторический опыт, настоящее и будущее жизнеустройства Нашей Страны
Стратегические ядерные силы (СЯС) [7]
Прошлое, настоящее и будущее СЯС
Безопасность вне промышленности [25]
Защищеность и устойчивость жизнеустройства в нашем Отечестве
Безопасность в промышленности [35]
Прошлое, настоящее и будущее: техника безопасности, охрана труда, пожарная, экологическая и промышленная безопасность. Междисциплинарные исследования Техника безопасности - психология, Промышленная безопасность - социология и др.
20 лет без советской власти. Роспромтехносфера 2010+: границы безопасности [7]
Главы брошюры о состоянии и перспективах БЕЗОПАСНОГО развития отечественной промышленности. Итоги и уроки деиндустриализации и техрегулирования сквозь призму промышленной безопасности
Безопасная модернизация постсоветской промтехносферы [12]
-В чем отличия моделей обеспечения промбезопасности на Западе, в СССР и РФ? -Евростандарты промбезопасности заменят ГОСТы и Правила ПБ? -Как на практике работают "теории управления рисками"? -Есть ли альтернатива вестернезации-модернизации в РФ и Украине?

Наш опрос

Опыт крупных промышленных аварии в РФ (СШГЭС-09, Распадская-10, Кольская-11, Воркутинская-13)
Всего ответов: 281


Поиск

Заходим на  РискПром.рф

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Тематические подборки статей и материалов

Главная » Статьи » Безопасное жизнеустроение » Безопасность в промышленности [ Добавить статью ]

Проблематика оценки и нормирования риска аварии при обосновании и экспертизе промышленной безопасности

Когда говорят о риске, важно помнить что это понятие очень широкое и по-разному трактуется в различных сферах деятельности. Чаще под «риском» понимают саму «опасность», но в ее крайней, угрожающей форме (иногда акцентируют на неопределенности наступления непонятных событий в будущем – основных угроз уже сложившейся деятельности, т.е заменяют словом «риск» понятие «неопределенность» в его негативной коннотации. Приятные неожиданности риском не называют, подразумевают только негатив. В быту «риск» – это противоположность «счастливой случайности»).

В сфере промышленной безопасности риск-ориентированное терминологическое поле достаточно хорошо разработано. Впервые в российском законодательстве определения терминов «риск» и «опасность» были даны в руководящем документе Госгортехнадзора России еще в 1996 г. Сегодня действует уже вторая редакция этого норматива - Руководство по безопасности «Методические основы по проведению анализа опасностей и оценки риска аварий на опасных производственных объектах», утв. приказом Ростехнадзора от 13.05.2015 № 188 [1].

Для исключения разночтений обозначим некоторые ключевые понятия из этого обновленного и действующего руководства по безопасности в области анализу опасностей и оценке риска аварий на ОПО [1]. Риск аварии – это мера опасности, характеризующая возможность возникновения аварии на опасном производственном объекте и соответствующую ей тяжесть последствий. В свою очередь, опасность аварии – возможность причинения ущерба человеку, имуществу и (или) окружающей среде вследствие разрушения сооружений и (или) технических устройств, взрыва и (или) выброса опасных веществ на ОПО. Опасность аварии (или аварийная опасность) обусловлена наличием на ОПО опасных веществ, энерго-массообменными свойствами технологических процессов, ошибками проектирования, строительства и эксплуатации, отказами технических устройств и их систем, а также нерасчетными (запроектными) внешними природными, техногенными и антропогенными воздействиями на ОПО.

Понятие «риск» (точнее «риск аварии») в контексте промышленной безопасности следует понимать, как один из основных измеримых индикаторов, характеризующих главное свойство ОПО, а именно – опасность, точнее опасность аварий. Риск – это мера опасности, а риск аварии – показатель опасности аварии (примерно так же как масса – это мера свойства «инертности» тел, а вовсе не сама инертность – способность тел сохранять прямолинейное равномерное движение. Масса «в кг» показывает насколько велика инертность тела, а риск показывает насколько велика опасность аварии производственного объекта).

Наиболее общим показателем опасности аварии (или риска аварии) чаще всего принимаются числовые характеристики случайной величины ущербов от аварии, измеряемой как в натуральных, так и в условных единицах (в абсолютных или относительных, удельных).

Когда опасность аварии измеряется, например, человеческими жизнями, то оценивают т.н. «индивидуальный», «коллективный» и «социальный» риск гибели людей при авариях на ОПО (а не только при пожарах на ОПО, как иногда у нас неверно применяют смежное законодательство о техническом регулировании в части «продаж продукции» к сфере промышленной безопасности, для обеспечению безопасной эксплуатации ОПО – не продаем мы ОПО и не выпускаем ОПО обращаться на рынке товаров; эксплуатация ОПО – это не совсем услуга и вовсе не товар, - купить-продать эксплуатацию не всегда возможно: «Коня! Полцарства за коня!!», часто нужен именно конь, а не эквивалент его стоимости).

Когда опасность аварии измеряют риском материальных потерь, то оценивают не только среднеожидаемый ущерб, но и определяют функцию распределения этой случайной величины (т.н. F/G-кривые). По ней оценивают наиболее опасные и наиболее вероятные сценарии аварии и возможные потери в них.

Отметим, что в Ростехнадзоре в последнее десятилетие разработана достаточно стройная система нормативных документов по анализу опасностей и оценке риска аварий на ОПО – в основном хорошо разработано с примерами для ОПО НГК:

  • Руководство по безопасности «Методические основы по проведению анализа опасностей и оценки риска аварий на опасных производственных объектах» (утв. приказом Ростехнадзора от 11.04.2016 № 144) - взамен РД 03-418-01;
  • Руководство по безопасности «Методика оценки риска аварий на опасных производственных объектах нефтегазоперерабатывающей, нефте- и газохимической промышленности» (утв. приказом Ростехнадзора от 29.06.2016 № 272);
  • Руководство по безопасности «Методические рекомендации по проведению количественного анализа риска аварий на опасных производственных объектах магистральных нефтепроводов и нефтепродуктопроводов» (утв. приказом Ростехнадзора от 17.06.2016 № 228);
  • Руководство по безопасности «Методика моделирования распространения аварийных выбросов опасных веществ» (утв. приказом Ростехнадзора от 20.04.2015 № 158) - взамен РД 03-26-2007;
  • Руководство по безопасности «Методика оценки последствий аварийных взрывов топливно-воздушных смесей» (утв. приказом Ростехнадзора от 31.03.2016 № 137) - взамен РД 03-409-01;
  • Руководство по безопасности «Методика оценки последствий аварий на взрывопожароопасных химических производствах» (утв. приказом Ростехнадзора от 20.04.2015 № 160);
  • Руководство по безопасности «Методы обоснования взрывоустойчивости зданий и сооружений при взрывах топливно-воздушных смесей на опасных производственных объектах» (утв. приказом Ростехнадзора от 03.06.2016 № 217);
  • Руководство по безопасности «Методика анализа риска аварий на опасных производственных объектах нефтегазодобычи» (утв. приказом Ростехнадзора от 17.08.2015 № 317);
  • Руководство по безопасности «Методика анализа риска аварий на опасных производственных объектах морского нефтегазового комплекса» (утв. приказом Ростехнадзора от 16.09.2015 № 364);
  • Руководство по безопасности «Методика оценки риска аварий на технологических трубопроводах, связанных с перемещением взрывопожароопасных газов» (утв. приказом Ростехнадзора от 17.09.2015 № 365);
  • Руководство по безопасности «Методика оценки риска аварий на технологических трубопроводах, связанных с перемещением взрывопожароопасных жидкостей» (утв. приказом Ростехнадзора от 17.09.2015 № 366);
  • «Методическое руководство по оценке степени риска аварий на магистральных нефтепроводах и нефтепродуктопроводах» (утв. ОАО «АК «Транснефть» от 17.10.2011, РД-13.020.00-КТН-148-11);
  • «Методическое руководство по оценке степени риска аварий на магистральных нефтепроводах» (утверждено ОАО «АК “Транснефть”» 30.12.1999, согласовано Госгортехнадзором России 07.07.1999 № 10-03/418);
  • «Методические указания по проведению анализа риска для опасных производственных объектов газотранспортных предприятий ОАО «Газпром» (СТО РД Газпром 39-1.10-084-2003, участие в разработке);
  • РД 03-496-02 «Методические рекомендации по оценке ущерба от аварий на опасных производственных объектах» (утв. постановлением Госгортехнадзора России 29.10.2002 № 63).

Что считать риском – это есть (исходные данные, будут собираться и дистанционным надзором), как считать – тоже есть (алгоритмы, методики, базы знаний, программные комплексы), кто считает - имеется (квалифицированные исполнители, например, аттестованные пользователи ТОКСИ). Это необходимые условия. Их недостаточно для вынесения и проверке/экспертизы суждений, что безопасность но конкретном ОПО обеспечена.

То что, риск кем-то и как-то (и даже очень правильно и точно) оценен еще ничего не говорит о безопасности, – нужны критерии, указывающие пограничные области, например, безопасного и угрожающих состояний ОПО (и во времени и в пространстве, например, на срок эксплуатации и в каком-то месте площадки ОПО или прилегающей селитебной зоне). Задача нормирования опасностей по риск-шкале до сих пор вызывает большие дискуссии. Нормирование приемлемости чего-то (в нашем случае масштаба аварийных угроз) – это вовсе не сложновычислительный математический процесс, а плохоформализуемая ценностная проблема. У нас зачастую ее представляют сугубо технократически – пусть некто (зарубежный стандарт, государство, научный авторитет, профессиональное сообщество) установить грань приемлемости «смерти индивида», наука освятит «правильность расчета» и тогда останется лишь установить административную процедуру соответствия расчетов риска этому значению – и сразу безопасность наладится. Это распространенное околонаучное, но ошибочное представление (зря его приписывают науке, оно скорее из мистики). Безопасность – это всегда пограничный вопрос между «потом и кровью» (трудом и несчастиями). Эта граница не может быть установлена раз и навсегда – слишком быстро меняется и труд (новые технологии) и представления о бедствиях (образы и реальность страданий). Если какая-то влиятельная инстанция (например, от реформаторов-революционеров) вдруг требует закрепить на законодательном уровне точечное значение приемлемого риска исчезновения абстрактного индивида «гомо экономикса» (обычно с успокаивающим прогнозом на миллионы лет вперед), то нужно срочно готовиться к росту опасностей реальной гибели вполне конкретных людей уже в ближайшее десятилетие. Реформы приятно начинать и легко бросать (ну не получилось, бывает), а их неприятные последствия приходится расхлебывать неопределенно долго. Методы оценки риска нам очень нужны, важно не наломать ими дров и не подорвать такое высокое пока доверие к этому инструменту. Риск-анализ - это только инструмент, а вовсе не решение проблемы безопасности. Молотком можно и гвозди забивать и голову расшибить.

Но если вдруг большинство (и рискующих и создающих угрозы) требуют дать им (или не возражают получить) заветное число приемлемого риска («бумажка-броня» проф. Преображенского), и обсудить плюсы и минусы этого решения беспристрастно невозможно, то что же тогда может здесь предложить научное сообщество в методическом плане?

Западный опыт вкратце такой: конкретные численные значения приемлемого риска гибели индивида (индивид – это антропологическая модель человека в протестантских культурах, нам она не всегда подходит) рекомендательно устанавливаются для конкретных промотраслей в стандартах признанных профессиональных сообществ (стандартах ассоциаций нефтепереработчиков, например) или оттуда переписываются даже в законодательные нормы периферийных стран (где не сложились дееспособные профсообщества, а функции установления и проверки соблюдения требований выполняют органы транснациональных корпораций). Важно подчеркнуть, что это вовсе не отменяет процедуру соблюдения установленных и действующих норм безопасности, «записанных кровью» (как нам сладко рассказывали уже исчезнувшие идеологи реформы технического регулирования). Расчет риска и сравнение с приемлемым значением стало лишь дополнительной подтверждающей процедурой проверки «на безопасность», и не является базовой при принятии практических решений (дескать технические нормы не важны, они отсталые, а главное чтобы идеальный риск смерти был как у голландских младенцев). Там давно поняли силу и практическую пользу риск-анализа: с помощью оценок риска, полученных исключительно «британскими учеными», в зависимости от политической конъюнктуры можно как успокоить обывателей, так и разжечь в них неадекватные техногенные страхи (как, например, перед нефтяными разливами). Спекуляций с западным риск-опытом слишком много, это отдельная тема. Обратимся к нам.

Что в России. Кратко. Традиционно нормированием в вопросах безопасности у нас занимается государство (ранее это была система госстандартизации: невыполнение гостов каралось законом, ведомственных норм – подведомственными сообществами профессионалов; после реформы техрегулирования жизненно важные нормы переместились в законы, ФНП, РБ и т.п.). Научное сообщество только сопровождает эту деятельность – главная его обязанность говорить о запретах, «что нельзя делать». О том, как все будет хорошо, расписывают красочно только профессиональные реформаторы, в этом мало науки, там крен в идеологию. Там же активно и спекулируют на приятном от введения общих критериев приемлемого риска для всех российских индивидов (умалчивая, что мало кто из россиян согласиться с отводимой им ролью индивида в сценарии тяжелой аварии).

Если уж нормировать точно-числено риск аварии (например, как пожарый риск в известном техрегламенте), то только в ФЗ или в РБ.

В каком-то локальном отраслевом ФНП это сделать юридически не получится, поскольку всегда можно обойти это требование о приемлемом риске из ФНП через ОБ. Но в этом инструменте для оценки обоснованности тоже применяется риск. Клин клином. Риск риском. Для внесения в ФЗ таких риск-норм по аварийным опасностям на ОПО пока нет ни знаний (бедная статистика), ни совести (подкачал опыт техрегулирвания). Остается РБ. Такая пилотная попытка уже есть для ОПО нефтегазового комплекса. В начале 2010-х гг. профессиональным сообществом специалистов по безопасности нефтегазового комплекса была поставлена такая задача и она реализована уже в действующем РБ:

  • Руководство по безопасности «Методика установления допустимого риска аварии при обосновании безопасности опасных производственных объектов нефтегазового комплекса» (утв. приказом Ростехнадзора от 23.08.2016 № 349);

 

В 2016 г. Ростехнадзором была утверждена новая Методика установления допустимого риска аварии на опасных производственных объектах нефтегазового комплекса. Главный итог совсем небольшого периода ее официального действия – осознанный и во многом освоенный уже экспертным сообществом методический сдвиг от риск предписывающего к риск ориентированному подходу в сфере промышленной безопасности. Риск-анализ выявляет слабые места в обеспечений безопасности ОПО, а не оценивает/рейтингует ОПО – плохой он или хороший «по безопасности».

Вот ключевые методические положения процедуры установлении допустимых уровней риска аварии, необходимой для оценки достаточности компенсирующих мероприятий при разработке обоснования безопасности на опасных производственных объектах нефтегазового комплекса (это отдельная тема, но кратко):

Важнейшей «стороной» опасности аварии является угроза ее приближения к порогу существенного причинения реального ущерба (угроза – актуализированная опасность). Так инспектор призван приостанавливать эксплуатацию не любого опасного объекта, а именно того, где возникает угроза аварии (для сравнения: опасность аварии как потенциал есть всегда на ОПО, а угроза «реализации аварии» возникает только в предаварийных состояниях ОПО). Угроза аварии надвигается в т.ч. при необоснованных отступлениях от требований безопасности, а также в случаях приближения внешних и внутренних нагрузок на ОПО (техногенных, антропогенных, природных) к предельным проектным значениям. Только если отступления компенсированы дополнительными мероприятиями обеспечения безопасности, то опасность не сможет перерастать в угрозу.

Для различения перехода «опасность-угроза» необходим специальный критерий, который и предложено обозначать допустимым риском. В сфере промышленной безопасности понятия «допустимый» и «приемлемый» следует различать: «допустимость» предполагает активность в исполнении решения и принятии ответственности за последствия опасного воздействия, а «приемлемость» акцентирована на защитном внутреннем согласии в принятии тех или иных внешних решений. «Допустимость» определяется в основном легальностью (т.е. законностью), а «приемлемость» легитимностью (т.е. деятельным согласием рискующих).

Установленный допустимый риск – результат многостороннего согласования коммерческих интересов бизнеса, жизненно важных потребностей и интересов государства и общества, необходимости рискующих в защищенности от аварийных угроз, бизнес-интересов инвесторов, проектировщиков, производственных нужд эксплуатирующих организаций, исследовательских запросов науки и т.д. В этом дискуссионном процессе наиболее уязвимая, молчаливая и всегда реально страдающая сторона – собственно рискующие люди, для которых при вынужденных отступлениях от требований безопасности и допускается устанавливание их «среднего порога гибели». Вынужденность отступления от требований безопасности и необходимость защищенности рискующих – крайне несоизмеримые ценности. «Первые» и «вторые» стороны, допускающие отступления от норм, берутся директивно устанавливать допустимый риск аварии для «третьей» стороны – рискующих, однако сами практически не рискуют погибнуть в аварии. Поэтому настоящая Методика во многом человекоцентрична, и исходит из крайне консервативных предположений, когда все обнаруженные неопределенности и скрытые незнания трактуются в запас улучшения защищенности людей от реализации опасностей промышленных аварий.

Важно учитывать, что риск аварии – одна из многих мер аварийной опасности, а оценка риска – относительно молодой и быстро развивающийся измерительный инструмент аварийной опасности, у него еще не преодолен период «детских болезней». Известный недостаток распространенных методов количественной оценки риска (КОР) – относительно высокая неопределенность получаемых результатов. Именно поэтому в Методике при установлении допустимого риска гибели людей через сопоставление с уровнями фоновых опасностей выбран максимальный диапазон для коэффициентов запаса. Рекомендуемые в Методике значения коэффициентов запаса должны стимулировать разработчиков обоснований безопасности исследовать достоверные исходные данные о предпосылках аварии и инцидентов на ОПО с предполагаемыми отступлениями от требований безопасности.

Предлагаемая Методика не устанавливает какие-либо конкретные численные значения допустимого риска аварии, а только регламентирует рекомендуемую процедуру установления допустимого риска разработчиком обоснования безопасности, необходимого ему для оценки достаточности предлагаемых им компенсирующих мер безопасности: на конкретном ОПО и при конкретном отступлении от требований ФНП. Ответственность за установление допустимого риска аварии при отступлении от требований промышленной безопасности принимает на себя разработчик и эксперт обоснования безопасности. В первую очередь Методика необходима для оценки достаточности разработанных компенсирующих мер и проведения объективной экспертизы промышленной безопасности обоснования безопасности ОПО.

По методике значения критериев допустимого риска должны изменяться в зависимости от класса опасности ОПО. Вместе с тем в Методике не рекомендуется в качестве показателей безопасной эксплуатации ОПО использовать единственный показатель риска аварии на ОПО. Если в крупной аварии погибнет 10 человек, обоснование того, что каждый из них имел в отдельности риск «допустимый или меньше 10‑6» будет выглядеть странным.

Допустимый уровень риска аварии должен определяться с учетом значений приемлемого и фонового риска. Приемлемый риск аварии (приемлемая опасность) – совокупность значений показателей и признаков опасности аварии, воспринимаемых рискующими в качестве их допустимой нормы по защищенности от аварий.

При решении проблемы установления допустимого риска аварии на ОПО целесообразно не только ориентироваться на субъективное восприятие опасностей рискующими, но и приоритетно опираться на более объективные уровни фоновых опасностей – на самом ОПО, в отрасли, в техносфере.

В Методике предполагается, что фоновый риск аварии в отрасли одинаков для всех ОПО отрасли, а фоновые риски для отельных ОПО – разные, но составляют среднеотраслевой риск. В случае использования среднеотраслевых значений, например, допустимый риск гибели персонала должен быть на 1-2 десятичных порядка меньше в зависимости от класса опасности ОПО.

Чем больше некорректность и недостоверность исходных данных по фоновым аварийным опасностям, тем выше будут рекомендуемые Методикой коэффициенты запаса, и тем жестче будет допустимый риск аварии, достижение которого станет фактически невозможным без основательного сбора достоверных исходных данных о конкретном ОПО и опасности предполагаемого отступления на нем.

Вследствие значительного разнообразия возможных причин аварий на ОПО, сценариев их возникновения и развития, широкого спектра возможных последствий промышленных аварий, установление абсолютно одинаковых для всех ОПО критериев допустимого риска аварии не представляется возможным, как по методическим, так и по этическим соображениям.

Главный критерий обеспечения безопасной эксплуатации ОПО – принятие, соблюдение и неукоснительное выполнение обоснованных требований промышленной безопасности. Любые другие предлагаемые критерии безопасности не могут противоречить этому условию более высокого уровня.

Новая Методика преодолевает и другую распространенную ошибку, что промышленная безопасность сводится исключительно к недопущению только гибели индивидов. Вопрос выбора показателей опасности отступления вовсе не ограничен только показателями риска гибели людей. В Методике приведены сведения о фоновом риске материального ущерба и числа случаев возникновения аварии в различных отраслях нефтегазового комплекса.

По своему основному содержанию и краткой форме действующая Методика не только позволяет разрабатывать и внедрять новые процедуры обоснования безопасности ОПО НГК, но и способствует обнаружению и предупреждению новых опасностей и угроз для промышленного будущего безопасной России.

Проблемный вопрос о том, как оценить (качественно или количественно?) состояние безопасности при экспертизе промышленной безопасности методически остро встал (буквально ребром) при разработке и внедрении новой процедуры обоснования безопасности ОПО (ЗАО НТЦ ПБ – основной разработчик методических и нормативных принципов в соответствующих ФНП и РБ).

По закону экспертиза промышленной безопасности – это определение соответствия объектов экспертизы промышленной безопасности (документация на техперевооружение, консервацию, ликвидацию; технические устройства, здания и сооружения; декларация промышленной безопасности; обоснование безопасности), предъявляемым к ним требованиям промышленной безопасности. Другими словами, все измеримые показатели и критерии безопасности для ОПО могут непосредственно содержаться в ФНП, а при экспертизе нужно лишь добросовестно провести измерения и сравнения с уже установленными критериями. Здесь из методических проблем в научном плане остается лишь способ измерений, а остальные вопросы – в основном, административные (недобросовестность или некомпетентность при измерениях). Неизмеримые количественно параметры называют качественными признаками, и они в действующих требованиях промышленной безопасности доминируют (в ФНП, в РБ) – плохо формализуются «числом». Поэтому для большинства работ по экспертизе промышленной безопасности необходимо качественно оценить соответствие предъявляемым и исполняемым требованиям. А что делать, если наблюдается частичное несоответствие на качественном уровне? Это главный проблемный вопрос экспертизы промышленной безопасности именно в «пограничных случаях» - в зоне на границе состояния «безусловно безопасное» и «безусловно угрожающее». И вообще вопросы безопасности обостряются лишь на границах «опасных зон». Если опасности не осознаны или не воспринимаются как существенные, то никто не озаботится созданием систем безопасности, составную часть которой – экспертизу – здесь и рассматриваем. Можно ли и нужно ли всегда при экспертизе промышленной безопасности переходить к количественным оценкам, например, судить о безопасности по рассчитываемым значениям риск-ориентированных показателей опасности - риска аварии?

Переход от качественных оценок свойств к их количественным показателям – давно известная и еще окончательно не решенная методическая проблема (и вряд ли будет решена). Замена целостных качеств (свойств) их количественными оценками всегда сопряжена с модельными упрощениями реальности (редукционизм). Если на это идут, то всегда с определенными внятными оговорками и методическими ограничениями. В научном подходе любая модель (например ОПО при экспертизе промышленной безопасности) всегда упрощает реальность, фокусируясь только на исследуемом свойстве. Например, модели ОПО будут кардинально различаться, например, для сферы промышленной безопасности и для экономических задач повышения производительности труда. Последние более терпимы к неточностям, «прощают ошибки» (ну не будет достигнута более высокая производительность труда, сам труд то останется и при «неправильном» моделировании). Модели состояния безопасности ОПО – более фундаментальны и «жесткие». Ошибки в их построении фатальны – может исчезнуть сам объект моделирования (и вместе с «правильными» экономическими моделями повышения производительности труда). Вот почему процедура экспертизы промышленной безопасности чрезвычайно ответственна, особенно в случаях, если неочевидное но вероятное (не)соответствие требованиям промышленной безопасности (не)подтверждается сравнением количественных показателей с установленными критериями безопасной эксплуатации. Кем установленными? – этот вопрос отнюдь не риторический для сферы промышленной безопасности. Так ли уж «спасителен» риск в поисках ответа при экспертизе промышленной безопасности и последующих ответственных решений по безопасности ОПО?

Риск аварии – это важный, но не единственный показатель аварийной опасности. К сожалению иногда не различают показатели и параметры опасности аварий, путают с ними критерии безопасной эксплуатации ОПО. Параметр – это любая измеримая количественно величина, например, для ОПО: количество обращающихся опасных веществ на ОПО, численность аттестованного персонала на объекте, количество зафиксированных отклонений от технологического режима, соотношение между количеством инцидентов и аварий и т.п. Параметр можно считать показателем какого-то свойства большой системы (например, ОПО), если имеется теория, гипотеза, эмпирическое правило, связывающие значения показателя с основными характеристиками исследуемого свойства (т.е. моделируется объект и в этой модели описывается исследуемое свойство, с явным перечислением всех допущения и ограничении, указывающими на пределы моделирования). В обсуждаемом контексте риск – это та «линейка», которой измеряют «размер» опасности аварии. Критерий – «красная черта» на этой линейке, ориентирующая, что «хорошо», а что «плохо». Например:

- в «Методике установления допустимого риска аварии на опасных производственных объектах нефтегазового комплекса» критерий перехода опасности в угрозу назван «допустимым риском»;

- в «Общих требованиях к обоснованию безопасности опасного производственного объекта» отмечен критерий обеспечения безопасной эксплуатации при отступлении от требований ФНП;

- критерием экспертизы промышленной безопасности по ФЗ-116 является условие соответствия объекта экспертизы предъявляемым к нему требованиям промышленной безопасности.

Наиболее методически сложен и неоднозначен случай с обоснованием безопасности, как объектом экспертизы промышленной безопасности. Обоснование безопасности – само устанавливает требования промышленной безопасности, и нет возможности проверить их соответствие, например, записанным в других источниках (ФЗ, ППРФ, ФНП и проч.). Кратко рассмотрим общеметодический принцип экспертизы обоснования безопасности, который может быть применен и для других объектов экспертизы промышленной безопасности, если в соответствующих требования ФНП отсутствуют четкие и однозначные количественные показатели и критерии обеспеченности промышленной безопасности на ОПО (а это распространено, вследствие формирования норм по урокам реальных аварий и невозможности постановки экспериментов для однозначной формулировки и утонения значений многих критериев безопасности для многих качественных требований, изложенных в ФНП).

По Правилам проведения экспертизы промышленной безопасности при проведении экспертизы обоснования безопасности опасного производственного объекта или вносимых в него изменений в заключении экспертизы указываются следующие результаты:

  • оценка полноты и достоверности информации, представленной в обосновании безопасности;
  • оценка полноты и достаточности мероприятий, компенсирующих отступления от норм и правил в области промышленной безопасности;
  • оценка обоснованности результатов оценки риска аварий, в том числе адекватности применяемых физико-математических моделей и использованных методов расчетов по оценке риска, правильности и достоверности этих расчетов, а также полноты учета всех факторов, влияющих на конечные результаты;
  • оценка учета современного опыта эксплуатации, капитального ремонта, консервации и ликвидации опасных производственных объектов в обосновании безопасности;
  • оценка полноты требований к эксплуатации, капитальному ремонту, консервации или ликвидации опасного производственного объекта, установленных в обосновании безопасности.

При экспертизе промышленной безопасности ОБ последний подпункт наиболее сложен и требует соответствующего научно-методической обеспечения. Кратко изложим методическую схему возможного решения.

Согласно действующим федеральным нормам и правилам в области промышленной безопасности «Общие требования к обоснованию безопасности опасного производственного объекта» обоснование отступлений от требований промышленной безопасности проводится в соответствии с результатами оценки риска аварии на ОПО и условиями безопасной эксплуатации ОПО. При сопряжении этих процедур и возникает проблема установления допустимых уровней аварийной опасности на ОПО, обоснованность которых и проверяется при экспертизе промышленной безопасности.

Условия безопасной эксплуатации ОПО последовательно обосновываются: определением набора параметров и выбором основных показателей безопасной эксплуатации ОПО; оценкой значений выбранных показателей до и после отступления от требований безопасности; сравнением значений выбранных показателей безопасной эксплуатации ОПО с критериями обеспечения безопасной эксплуатации при отступлении от требований безопасности; обоснованием решения о безопасной эксплуатации ОПО.

В действующих правилах безопасности все процедуры отбора показателей из параметров, их измерение и сравнение с обоснованными критериями уже проведены, поэтому и при отступлении от требований эти процедуры должны быть исполнены в обосновании безопасности ОПО.

Важный методический вопрос – об использовании риска аварии при обосновании безопасности. Впрямую риск – это показатель опасности, а не безопасности. Без обоснованного выбора риск аварии остается одним из многих параметров ОПО и не может служить единственным показателем безопасности ОПО.

При обосновании безопасности для измерения опасности необходимо пользоваться не абсолютными, а относительными риск-ориентированными величинами, причем уровень сравнения определяется безусловным выполнением действующих правил безопасности («уровень правил»).

К наиболее общим условиям безопасной эксплуатации ОПО относятся: (1) выполнение действующих требований промышленной безопасности (в т.ч. ФНП); (2) соответствие значений показателей безопасной эксплуатации опасного производственного объекта критериям обеспечения безопасной эксплуатации.

Для случая (2) при отступлении от требований ФНП необходимы критерии обеспечения безопасной эксплуатации, в качестве которых могут быть приняты с определенными допущениями и критерии допустимого риска аварии на ОПО.

В общем случае критерий обеспечения безопасной эксплуатации при отступлении от действующих требований безопасности определяется следующим:

1) в предположении, что на ОПО выполнены все действующие правила безопасности, определяется уровень безопасности УБ «уровень правил» по выбранным основным показателям безопасной эксплуатации: УБ=R0; (хотя бы сохранение этого уровня и должна установить экспертиза для любых обектов экспертизы, а для ОБ точно нужен коэффициент запаса, т.к. действующие правила «отрицаются»);

2) при отступлении от норм без компенсирующих мер определяется пониженный уровень безопасности: УБ1=R1;

3) если R1R0, то это явный признак непригодной методики оценки R (как оценки функции значений набора показателей) или ошибочного выбора показателей безопасной эксплуатации;

4) если R1>R0, то обосновывается допустимый уровень опасности, измеряемый Rдоп, для конкретного случая отступления от норм:

Rдоп=R0×/КЗ , (1)

где КЗ – коэффициент запаса, учитывающий состояние техники и кадров, значимость норм, неопределенность методик и исходных данных для расчета, чувствительность методики расчета к учету компенсирующих мероприятий, значимость модернизации и проч. (при отсутствии или недостаточности обоснования КЗ>1).

Значение DR=R1-Rдоп – это индикатор для разработки набора обоснованных компенсирующих мер, которые должны иметь соответствующий эффект повышения защищенности рискующих и компенсировать опасность отступления от ФНП.

Предлагаемый риск-ориентированный алгоритм установления критериев обеспечения безопасной эксплуатации при отступлении от норм и экспертизе обоснования безопасности включает следующие основные стадии:

(1) предварительная идентификация опасности отступления от требований безопасности;

(2) выбор риск-ориентированных показателей опасности аварии;

(3) установление степени опасности аварии на ОПО;

(4) определение фонового риска аварии;

(5) выбор коэффициента запаса;

(6) оценка значений выбранных показателей риска после реализации отступлений и компенсирующих мер;

(7) установление значения допустимого риска аварии;

(8) оценка и обоснование достаточности компенсирующих мер.

 

Установленный критерий безопасной эксплуатации – результат многостороннего согласования коммерческих интересов бизнеса, жизненно важных потребностей и интересов государства и общества, необходимости рискующих в защищенности от аварийных угроз, бизнес-интересов инвесторов, проектировщиков, производственных нужд эксплуатирующих организаций, исследовательских запросов науки и т.д. В этом дискуссионном процессе наиболее уязвимая, молчаливая и всегда реально страдающая сторона – собственно рискующие люди, для которых при вынужденных отступлениях от требований безопасности и допускается устанавливание их «среднего порога гибели». Вынужденность отступления от требований безопасности и необходимость защищенности рискующих – крайне несоизмеримые ценности. «Первые» и «вторые» стороны, допускающие отступления от норм, берутся директивно устанавливать, например, допустимый риск аварии для «третьей» стороны – рискующих, однако сами практически не рискуют погибнуть в аварии. Поэтому все обнаруженные экспертизой неопределенности и скрытые незнания должны трактоваться в запас улучшения защищенности людей от реализации опасностей промышленных аварий.

* * *

Целесообразно более жестко контролировать процедуры и разработки ОБ, и экспертизы ОБ. Необходим мониторинг – кто там и чем обосновывает, и как экспертирует. Алгоритм в целом есть. Он прозрачный и научно обоснован. Нарушителей (сознательных или по незнанию) быстро административно (с участием профессионального сообщества, например секции НТС по экспертизе, или рабочей группы при ней) лишать аттестации эксперта по ОБ (оперативно приостанавливать).

В экспертизе обоснования безопасности (ОБ) наиболее важный и ответственный пункт - оценка полноты и достаточности мероприятий, компенсирующих отступления от норм и правил в области промышленной безопасности. Во многих случаях «полноту и достаточность» можно измерить применением методов оценки риска аварии – что уже достаточно четко прописано в действующем руководстве по безопасности «Методические основы по проведению анализа опасностей и оценки риска аварий на опасных производственных объектах», утв. приказом Ростехнадзора от 13.05.2015 № 188.



Источник:
Категория: Безопасность в промышленности | Добавил: safety (26.10.2017) | Автор:
Просмотров: 62 | Комментарии: 0 | Рейтинг: / |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]