Анализ Опасностей и Оценка техногенного Риска

Категории каталога

Понятия и толкования [10]
Опасность, безопасность, риск. Что есть что
Близкие общеупотребительные термины [2]
Терминология теории управления и теории надежности
Регламентация в сфере безопасности [33]
Вопросы стандартизации, техрегулирования, критерии опасности
Современные опасности крупных промышленных аварий (от углепрома в постиндустрию) [7]
Cостояние, предупреждение и прогноз КПА - техногенных происшествий на ОПО с последствиями или угрозой последствий катастрофического характера, непоправимых для самого объекта или/и его окружения. (На примерах смертельных аварий в угольной промышленности)
рИсковое общество постиндустриализма (Risikogesellschaft, risk society, "общество риска") [11]
одна из известных попыток определить контуры надвигающегося за индустриализмом будущего на языке опасностей. Термин "risk society" введен в оборот в 1990-е в трудах социологов Энтони Гидденса и Ульриха Бека

Наш опрос

Отступление от требований безопасности - это:
Всего ответов: 37


Поиск

Заходим на  РискПром.рф

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Тематические подборки статей и материалов

Главная » Статьи » Опасности и безопасность » Регламентация в сфере безопасности [ Добавить статью ]

Об установлении допустимого риска аварии в обосновании безопасности ОПО НГК для оценки достаточности компенсирующих мер (ЧАСТЬ 2)

Продолжение: ЧАСТЬ 2.

ЧАСТЬ 1 см. здесь>>

Ситуация с установлением допустимого риска аварии осложняется тем, что российские специалисты уже привыкли к цифрам вида «10-6» и им сложно ломать привычки. Но более важно ознакомить с уровнем промышленных опасностей обычных людей, чем они рискуют и как. Риск-язык «10-6» здесь хорош для внушения, а не для объяснения.

В вопросах установления и принятия критериев приемлемой опасности специалистам надо объясниться не только с рискующими гражданами, но и с ответственным за их жизнь государством – не на специфическом языке «10-6», а на доступном. Это вовсе не означает, что специалисты должны перестать пользоваться более понятной им шкалой микродолей риска «10‑6». Но если требуется согласие на принятие рискующими каких-то опасностей (установить допустимый риск, обосновать безопасность), то нужно как можно понятнее донести свои специальные знания в более привычных и легко сравнимых величинах.

Приемлемым считается то, с чем люди живут и сталкиваются достаточно часто, к чему привыкли, что узнаваемо. В бытовой сфере техногенных смертельных угроз – это пожары и дорожно-транспортные происшествия, уровень гибели в которых может быть принят за отправную точку для сравнения с другими видами техногенных опасностей.

Шкала техногенных опасностей в децибелах более приемлема для рискующих, т.к. она интуитивно понятна, по ней проще ориентироваться в уровне техногенных опасностей (использованы целые числа, и знак минус указывает на меньшую опасность).

Напротив, для менее рискующих специалистов по расчету рисков более приемлема привычная для них шкала в микродолях риска «10‑6». Привычки – дело наживное, но дело безопасности должно быть выше привычек, особенно у специалистов.

Если действительно требуется оценить приемлемый уровень опасности, а затем договариваться и устанавливать допустимый риск аварии, то необходимо в доступной форме знакомить рискующих с реальной «картой опасностей» производственной деятельности, и в этом случае необходима приемлемая риск-шкала в простых числах, например в децибелах (дБR), более адекватно отражающей субъективные ощущения объективных воздействий (закон Вебера-Фехнера). Если же исполняется задача по формированию и контролю «карты страхов» рискующих, то целесообразно пользоваться риск-шкалой в микродолях (10‑6). В первом случае (когда риск-шкала в дБR) речь идет о рациональном объяснении, поиске приемлемого для большинства решения, а во втором (когда риск-шкала в микродолях) – об успокоении общественного мнения и рискующих. И та, и другая задача крайне важны для обоснования и обеспечения безопасности опасных производственных объектов. Но их нельзя смешивать и путать, особенно специалистам.

Вследствие значительного разнообразия возможных причин аварий на ОПО, сценариев их возникновения и развития, широкого спектра возможных последствий промышленных аварий, установление абсолютно одинаковых для всех ОПО критериев допустимого риска аварии не представляется возможным, как по методическим, так и по этическим соображениям.

Возможные последствия установления на законодательном уровне нетрадиционных критериев безопасной эксплуатации опасных производственных объектов в формате абсолютных значений допустимого риска аварии по аналогии с «пожарным риском 10-6» представляются на настоящем этапе в целом отрицательными для сферы обеспечения промышленной безопасности ОПО.

Главный критерий обеспечения безопасной эксплуатации ОПО – принятие, соблюдение и неукоснительное выполнение обоснованных требований промышленной безопасности. Любые другие предлагаемые критерии безопасности не могут противоречить этому условию более высокого уровня. В противном случае необходимо признать несостоятельность действующей почти 300 лет системы обеспечения промышленной безопасности в нашей стране (накопление и анализ трагического опыта аварий, формирование и деятельное принятие запретов на опасную деятельность, надзор и система санкций за преступление общепринятых норм безопасной промышленной деятельности).

В последние десятилетия наметилась опасная тенденция конъюнктурного внедрения «абсолютно равных для всех» критериев безопасной эксплуатации – «допустимого риска гибели индивида». Фактически вместо риск-ориентированного подхода предлагается насаждать «риск-предприсывающий», в крайних случаях даже отрицая ценность всех накопленных знаний в действующей системе обеспечения промышленной безопасности (исторически сложившуюся систему требовании промышленной безопасности пытались маркировать как незнание или ложное знание в целом, не поддающуюся адаптации через обновление ее элементов). Абстрактным и туманным термином здесь стал «приемлемый риск 10-6». Предлагалось поступать так: считать действующие нормы в целом «отсталыми», но так как других нет, то дать возможность применять их «свободно» - т.е. отбирать для исполнения из целостных действующих правил только «приятные» для инвестора (дешевые) требования, а параллельно рассчитывать риск аварии и всегда успешно сравнивать его с "10-6". Более того, ответственность за обоснование и установление инновационного критерия «абсолютной безопасности 10‑6» должен быть взять на себя Ростехнадзор (при этом обычно ссылаются на то, что, дескать, именно так делают в Англии и Голландии, при этом полностью умалчивают, как поступают в США, Германии, Японии, Италии, Франции, Китае и др.). Это безответственное, а в некоторых случаях и чрезвычайно опасное отступление от действующих требований безопасности. Наглядная аналогия в поясняющем примере из жизни автолюбителей: многим из них периодически приходят штрафы о нарушении ПДД - за превышение скорости на 20, 40, 60 км/ч. Штрафы выписываются, а тяжесть нарушения оценивается в них не по абсолютной скорости, с которой водитель двигался, а по относительному значению (по «дельте») от установленной безопасной скорости в конкретном месте дороги (по уровню допустимой именно там опасности), а вовсе не по средней скорости движения автомобилей в Голландии (ну там же мало при их скоростях гибнет людей, чем не ориентир безопасности «10-6»?). А большинство современных автомобилей вообще конструктивно надежны на скоростях свыше 150 км/ч (в том смысле, что «и вообще ОПО рассчитан по проекту на большее»).

Почему так нельзя делать хорошо известно. Если хочешь оценить опасность, пользуйся не абсолютными, а относительными величинами, причем уровень, от которого измеряется «относительность» уже определен (неявно/явно) выполнением действующих правил безопасности. Если выполняешь правила, то этот опорный уровень опасности и знать «в числах» не надо (выполняется автоматически). Но если потребовалось отступать от правил, то необходимо обоснованно определять «уровень правил» в конкретных случаях отступления (имеется методика, представительные исходные данные, квалифицированные расчетчики и проч.).

Приравнять «уровень правил» раз и навсегда как «10-6» –  грубая методическая ошибка. В разных случаях «уровень правил» разный, он может быть где-то и больше, и меньше – ведь правила безопасности записываются исторически, они гибкие и не такие тоталитарные, как переход к концепции «абсолютного риска», механистически заместивший концепцию «абсолютной безопасности». Предположим, видные английские ученые доподлинно установили, что в РФ около ОПО индивиду позволяется погибать не чаще одной миллионной в год («10-6»). Имея развитый аппарат расчетов рисков, можно пересчитать один раз этот «универсальный» показатель безопасности в обратной задаче для подавляющего большинства случаев в привычные технологические характеристики ОПО. И записать в конкретных местах конкретных действующих правил раз и навсегда новые обоснованные требования, единожды проверенные по критерию «10-6». Зачем предпринимателям содержать сообщество «расчетчиков риска» всегда стабильно получающих на ОПО риск менее «10-6»? Ответственным российским промышленникам, государству и обществу нужны объективные данные о реальных аварийных опасностях, а не приятное заключение что риск на ОПО в 100 раз меньше, чем у голландских младенцев.

Новая Методика преодолевает и другую распространенную ошибку, что промышленная безопасность сводится исключительно к недопущению только гибели индивидов (для этого механистически в КОР рассчитывают только значения «индивидуального риска»). Вопрос выбора показателей опасности отступления вовсе не ограничен только показателями риска гибели людей. В Методике приведены сведения о фоновом риске материального ущерба и числа случаев возникновения аварии в различных отраслях нефтегазового комплекса, актуализированные данные о которых представлены в таблице Табл. 3.

Табл. 3. Фоновый риск материального ущерба и числа случаев возникновения аварии в различных отраслях нефтегазового комплекса

Отрасль
нефтегазового комплекса

Величина фонового значения риска за период 2012-2016 гг.:

Возникновения аварии
на ОПО, ав./год

Материального ущерба
от аварии
на ОПО,
млн руб./ав.

на ед. ОПО

[на масштаб производства отрасли ОПО]

Нефтедобывающая промышленность

2,2 х 10-3

4
[на 100 млн т добытой нефти]

68

Нефтехимическая промышленность

3,5 х 10-3

6
[на 10 млн т производства пластмасс и каучука*]

190

Нефтеперерабатывающая промышленность  и нефтепродуктообеспечение
(за период 2011-2015 гг.)

3,4 х 10-3

4
[на 100 млн т первичной переработки нефти]

51

Газораспределение и газопотребление

0,5 х 10-3

9
[на 100 млрд куб. м потребляемого газа]

5

Магистральный трубопроводный транспорт

3,0 х 10-3
(0,07 на 1 тыс. км)

7
[на трлн т-км грузооборота]

33

* – пластмасс в первичных формах и синтетического каучука

За то небольшое время официального действия Методики к ее разработчикам поступают конструктивные замечания и предложения самых разных специалистов. Это действительно помогает усовершенствованию Методику и ее риск-ориентированных алгоритмов. Рассмотрим характерный вопрос, который наиболее точно сформулировал профессор С.А. Тимашев из НИЦ «НиР БСМ» УрО РАН: из Методики «не ясно, откуда берутся численные значения коэффициентов запаса для установления допустимого риска аварии на ОПО НГК - это волевые решения или же они являются результатом решения каких-то конкретных оптимизационных задач? Этот вопрос тем более актуален, когда оценки риска могут разниться на три арифметических порядка».

Разработчиками Методики была поставлена задача и предложено соответствующее  методическое решение перехода от распространившегося использования  абсолютных показателей опасности (например, ежегодный индивидуальный риск «10-6») к относительным уровням риска аварии, для чего и понадобилось введение инструментария коэффициентов запаса относительно уже достигнутых фоновых уровней аварийной опасности. Предложенные в действующей редакции Методики коэффициенты запаса (КЗ) могут и должны быть скорректированы при наличии иных достоверных сведений о функции распределения случайной величины потерь от аварии и ее других представительных характеристиках.

Источником для оценки диапазона предлагаемых в Методике значений КЗ стал фиксируемый разброс значений в официальных данных по аварийности и смертельному травматизму на ОПО НГК, известные масштабы неопределенности существующих методик оценки риска (для «индивидуального риска», например, до 3-х десятичных порядков), опыт технического регулирования пожарной безопасности (законодательное изменение допустимого пожарного риска на арифметические порядки), фактическое исключение из часто применяемых методов оценки риска аварий адекватных моделей зарождения и возникновения аварий (упрощенная замена их исходными данными о частотах «средних» отказов на «средних» технических устройствах).

Чем выше неопределенность исходных данных о фоновом риске аварии, и выше степень опасности ОПО, тем больше будет значение КЗ допустимости относительно фонового значения риска аварии. Максимальный диапазон изменения КЗ определяется возможным разбросом значений показателей риска аварий, оцениваемых по распространенным методикам. Значения КЗ внутри максимального диапазона определяются в долях соответствующих классу опасности ОПО и степени неопределенности выбранного фонового уровня опасности. На данном этапе внедрения методов установления допустимого риска аварии важнее не точное значение КЗ, а характер его изменения в известном диапазоне (по степенной зависимости при оценке степени риска). В Методике конкретные значения КЗ не входят в обязательные положения, в отличие от принципов их выбора и применения для установления допустимого риска относительно фонового.

Еще один типовой вопрос сформулировали специалисты НПО ДИАР к.т.н. С.Г. Азаров и С.А. Губин: Методикой «при разработке ОБ предлагается величину фонового риска принимать как показатель риска при условии выполнения требований, установленных ФНП. При этом для определения допустимого риска гибели людей предлагается применять понижающий коэффициент (коэффициент запаса КЗ).

- Данное предложение не учитывает, что в сложных технических системах заложены показатели риска с большим коэффициентом запаса. ОБ отступлений от ФНП увеличивает показатели риска, но не приводит к выходу их за область допустимых значений. При предлагаемом Методикой подходе обосновать отступления практически невозможно.

- Какова при этом целесообразность применения на стадии (7) алгоритма установления допустимого риска аварии дополнительного понижающего коэффициента, равного 3 - для проектируемых ОПО и равного 5 - для ОПО с новыми требованиями промышленной безопасности? Почему именно такие значения КЗ?»

В настоящее время ОПО не проектируют «по показателям риска с большим коэффициентов запаса», а проектируют в предположении, что на них будут выполняться действующие правила безопасности. Отступление от норм увеличивает опасности относительно фонового уровня (когда действующие правила выполняются). Необходимо компенсировать опасности, возникающие вследствие отступления от норм, и проконтролировать их достаточность, измеряя риск аварии «до и после» отступления с обязательной компенсацией. Если предположить, что действующие нормы чрезмерны и нет необходимости их выполнять, то следует пересмотреть сами нормы, и не применять предлагаемую Методику. В ней принято, что действующие нормы соответствуют реальным опасностям, т.к. нормы разработаны в результате анализа уже произошедших аварий (непланируемых экспериментов), а не логических гипотез (с требующимися значениями риска). По предлагаемому в Методике подходу действительно невозможно обосновать практически только и только угрожающие и необоснованные отступления от норм (а неопасные и обоснованные – вполне возможно).

Выбор коэффициентов запаса для новых объектов и для новых требований определяются стремлением обезопасить новую техносферу, исключая из проектирования неизученные или неоправданно опасные новые технологии. Значения коэффициентов выбраны как соответствующие доли от трети диапазона полного возможного разброса значений показателей риска аварии, рассчитываемых по современным методикам оценки риска аварий в настоящее время. Если в перспективе появятся более точные методики и более достоверные исходные данные для расчетов, то КЗ д.б. пересмотрены и сокращены

Обострившийся в последнее время вопрос о допустимом и приемлемом риске вовсе не технократический, а ценностный. Его не решить «самым лучшим» постановлением, приказом или «точным» расчетом риска. Это отблеск более общей проблемы «смены норм», в том числе и в «технике безопасности». Погнаться за мерцанием «риска 10-6» в вопросе установления требований безопасности – крайне опасно и опрометчиво для всей технической культуры России, и не только в сфере промышленной безопасности. Поэтому новая Методика по своему содержанию существенно ограничивает конъюнктурные манипуляции «расчетчиков рисков» как по самоуспокоению, так и по введению в заблуждение в первую очередь прагматичных заказчиков промышленных инноваций в России. Методика выводит из тени рост реальных опасностей и угроз промышленному будущему России, защищает от безответственных отступлений от требований промышленной безопасности. Без «знания и совести» нельзя устанавливать допустимый риск гибели и страданий для несведущих рискующих от «проектируемых» аварий на опасных производственных объектах при «вынужденных отступлениях» предпринимателей.

РискПром.рф:  дек.2015 - апр. 2017 г.



Источник: http://riskprom.ru/publ/33-1-0-383
Категория: Регламентация в сфере безопасности | Добавил: safety (05.04.2017) | Автор: РискПром.рф: дек.2015 - апр. 2017
Просмотров: 22 | Комментарии: 0 | Рейтинг: / |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]