Анализ Опасностей и Оценка техногенного Риска

Категории каталога

... Российская империя,СССР, РСФСР, РФ... [21]
исторический опыт, настоящее и будущее жизнеустройства Нашей Страны
Стратегические ядерные силы (СЯС) [7]
Прошлое, настоящее и будущее СЯС
Безопасность вне промышленности [25]
Защищеность и устойчивость жизнеустройства в нашем Отечестве
Безопасность в промышленности [34]
Прошлое, настоящее и будущее: техника безопасности, охрана труда, пожарная, экологическая и промышленная безопасность. Междисциплинарные исследования Техника безопасности - психология, Промышленная безопасность - социология и др.
20 лет без советской власти. Роспромтехносфера 2010+: границы безопасности [7]
Главы брошюры о состоянии и перспективах БЕЗОПАСНОГО развития отечественной промышленности. Итоги и уроки деиндустриализации и техрегулирования сквозь призму промышленной безопасности
Безопасная модернизация постсоветской промтехносферы [12]
-В чем отличия моделей обеспечения промбезопасности на Западе, в СССР и РФ? -Евростандарты промбезопасности заменят ГОСТы и Правила ПБ? -Как на практике работают "теории управления рисками"? -Есть ли альтернатива вестернезации-модернизации в РФ и Украине?

Наш опрос

Опыт крупных промышленных аварии в РФ (СШГЭС-09, Распадская-10, Кольская-11, Воркутинская-13)
Всего ответов: 280


Поиск

Заходим на  РискПром.рф

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Тематические подборки статей и материалов

Главная » Статьи » Безопасное жизнеустроение » Безопасность в промышленности [ Добавить статью ]

Безопасность ростехносферы: в тисках меж Чернобылем-86 и Саянами-09 (ЧАСТЬ 2)

ПРОДОЛЖЕНИЕ.

начало ЧАСТЬ 1 см. здесь>>

Как же отвечали на Саяно-Шушенский сигнал о техногенной опасности главные социальные субъекты нашей страны (государство, бизнес, инженерное сообщество, население, СМИ и др.).

Первый отклик госвласти – «медведевская брехня» – был следствием испуга утраты своей легитимности от западного источника. Взамен на неизвестные уступки, ярлык «верхняя вольта с ядерным оружием» пока основательно к РФ не прилип.

Кредо антиэтатистов и мондиалистов на следующий день после аварии выразил научный руководитель Высшей школы экономики Ясин Е.Г. [5]:

«Саяно-Шушенская ГЭС была символом крупных проектов, которые осуществлялись в СССР. Мы не знаем истинных причин этой крупной техногенной катастрофы, почему произошел гидроудар. Но, я уверен, истинная причина — в безалаберности и наплевательском отношении к строительным стандартам».

Если известно, что стандарты нарушались - почему же неолиберальные руководители молчали об этом раньше, пуская под откос независимую РФ. С другой стороны – нарушить советский стандарт – это же священная обязанность любого антисоветчика. Да и строительные стандарты тут не причем, — авария инициировалась на оборудовании, а строения как раз и выдержали нештатный напор, и не допустили эскалации аварии. Не хватает 18-летнего открытого оплевывания «совка», чтоб заполнить слюной и крокодильими ясинскими слезами плотину хотя бы для одной «инвестиционной ГЭС», – увы, Енисей занят «чернобыльской СШ ГЭС». Профессиональные разрушители в очередной раз продемонстрировали порушенность своей логики вида «мы не знаем… но я уверен».

Реакцию бизнеса на Саяно-Шушенскую аварию отразил российский фондовый рынок ростом акций электроэнергетических компаний, имеющих генерирующие мощности в Сибири (к примеру, 18 августа 2010 г. акции "Иркутскэнерго" и "Кузбассэнерго" выросли на 25 и 16% соответственно). Аналитики Citigroup беспристрастно указали, что авария на СШ ГЭС – «это уникальная возможность для входа на российский рынок энергопроизводителей» [6]. Бизнес–хищники особенно аварии не удивились и продолжили перекладывать издержки поддержания безопасности в техносфере на внерыночные плечи – безмолвное население и персонал, госинституты и службы спасения, на остовы советских техноструктур. «Честные предприниматели» осознали тупиковость своего безфондового будущего и принимают программу возрождения, присасываясь к «теплицам прогресса» – на молекулярном уровне организуют связь ядра анклавов с ресурсами периферий.

После аварии вскрылись и «результаты» повсеместно насаждаемых благ предпринимательской инициативы. Согласно акту технического расследования Ростехнадзора [7] в ходе среднего ремонта второго гидроагрегата (ГА-2) фирмой ОАО «Промавтоматика» были выполнены работы по демонтажу колонки ЭГР-10-7-2И и механизма обратной связи и монтажу колонки ЭГР-РО-6-1 (ПР ГА 040505.01). Технические требования на поставку и замену гидромеханической части электрогидравлического регулятора частоты вращения турбины не предусматривали режим закрытия направляющего аппарата при потере электропитания. По этому поводу участник интернет-форума Vovjen пишет [8]:

«Вы хоть понимаете что эти "молодцы" натворили на ГА-2? Они разорвали мех. связь ведущего гидропривода с гидроприводами лопаток направляющего аппарата в контуре управления и заменили их на электрические, установив на каждом гидроприводе электро/гидро преобразователь и заведя всё это хозяйство в ОМРОН! Каким образом они думали (если думали вообще) гарантировать СИНХРОННОСТЬ работы лопаток? Датчиками? Контроллером? Они заменили один надёжный элемент (трос) на туеву хучу электронных элементов. Повысили надёжность системы?... Просто в качестве примера. Давайте на вашей машине модернизируем рулевое управление. Уберём рулевую рейку (аналог тросов) и установим на каждом колесе по гидроцилиндру. Потом установим на руле датчик абсолютного положения, заведём его в контроллер от стиральной машины и замкнём контур управления на гидроцилиндры. Погоняем на перегонки? Что? Слабо? А я бы этим "деятелям" выдал бы по такой "новейшей модели" и спустил бы с горного серпантина, пущай полетают».

Как же должны поступать теперь «честные предприниматели»? Расхожая рекомендация обещает «цивилизовать» предпринимательскую честность конкуренцией. Как только рынок (теперь уж точно) вышвырнет «промавтоматику» – беги занимай ее поигранное место, иначе останешься с постпринимательским носом. 

В пакет молока священной коровы конкурентоспособности обязательно добавляется консервант с торговой маркой «ночной сторож». Речь идет о маленьком безответственном и декоративном государстве, рудименте смижелаемого гражданского общества. Больное, но пока еще большое РФ-государство после аварии на СШ ГЭС обнаружило несварение молочной кухней конкуренции. У чиновников среднего звена, пастеризуемых административной реформой, прорезался «госэнергонадзорный» голос. Но сначала немного об истории болезни «ока государева» в государственном энергетическом надзоре.

Создание госэнергонадзора в нашей стране начиналось вместе с планом ГОЭЛРО (1920 г.) и решением об индустриализации (1926 г.), когда темпы нового строительства и дефицит электроэнергии сформировали базовые принципы системного электроснабжения. Уже в 20-х годах существовали "инспекции по надзору за электрическими установками (Электронадзор)" - "... новые учреждения... для наблюдения за правильным сооружением и правильной работой электрических станций и сетей", подчинявшиеся Главному электротехническому управлению Высшего совета народного хозяйства СССР [9].

Заблаговременно подготавливаясь к послевоенному строительству Постановлением Государственного комитета обороны от 18 мая 1944 г. была образована Государственная инспекция по промышленной энергетике и энергонадзору при Наркомате электростанций СССР, на которую возложили функции государственного контроля за рациональным расходованием электрической и тепловой энергии и надзора за техническим состоянием энергетических установок на промышленных предприятиях.

29 июля 1967 г. утверждено положение «О государственном энергетическом надзоре в СССР». В 1969 г. Министерство энергетики и электрификации СССР утвердило Правила пользования электрической и тепловой энергией, а Госэнергонадзор - Правила технической эксплуатации электроустановок потребителей и Правила техники безопасности при эксплуатации электроустановок потребителей. Эти правила неоднократно перерабатывались и переутверждались. 

4 ноября 1983 г. Совет Министров СССР утвердил новое положение "О государственном энергетическом надзоре в СССР" (вместо положения 1967 г.), на основе которого в марте 1985 г. утверждены положение "О Главном управлении государственного энергетического надзора СССР" (Главгосэнергонадзор СССР)
Указом Президента РСФСР от 31 августа 1991 г. на территории РСФСР была приостановлена деятельность советских министерств и ведомств, в том числе Главгосэнергонадзора СССР. Только 12 мая 1993 г. Совет министров - Правительство Российской Федерации утвердил новое Положение о государственном энергетическом надзоре в Российской Федерации. 

В перманентных административных реформах статус государственного энергетического надзора постоянно снижался. Так Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 августа 1998 г. N 938 утверждено новое Положение о государственном энергетическом надзоре в Российской Федерации. И уже с 8 декабря 1998 г. Минтопэнерго России надзорные государственные функции возложил на свой Департамент государственного энергетического надзора и энергосбережения (Госэнергонадзор).

Наступило обострение административной реформы. В 2002 году на основании приказа Министерства энергетики Российской Федерации от 8 октября N340 в целях совершенствования структуры органов государственного энергетического надзора в Российской Федерации и в соответствии с решением Комиссии Правительства Российской Федерации по сокращению административных ограничений в предпринимательстве и оптимизации расходов федерального бюджета на госуправление, территориальные органы Госэнергонадзора Минэнерго РФ были реорганизованы в Федеральные государственные учреждения – «Энергетические инспекции государственного энергетического надзора». В отличие от госорганов, ФГУ занимались помимо надзора и коммерческой деятельностью. Бал рыночного энергонадзора просуществовал до 31 декабря 2004 года, и был приостановлен распоряжением Правительства РФ от 1 октября 2004г. N1207р в связи с созданием и передачей госэнергонадзорных функций Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор). В мае 2008 г. статус Ростехнадзора упал с уровня Правительства РФ, до – «в ведении Минприроды России». После Саяно-Шушенской аварии «в целях повышения роли и эффективности энергетического надзора» приказом руководителя Ростехнадзора от 16 октября 2009 г. № 482/лс образовано Управление энергетического надзора. Правовой статус его невысок, в названии отсутствует ключевой признак – «государственный». Только на 2010 год запланирована подготовка постановления Правительства РФ «О государственном энергетическом надзоре в Российской Федерации».

Руководитель Управления энергетического надзора Ростехнадзора Минприроды России Д.И. Фролов в своем отчетном докладе за 2009 год [10], достаточно смело для функционера признает, что «в условиях реформы энергетики Ростехнадзор не сумел в полной мере наладить и обеспечить надежное и качественное взаимодействие со вновь созданными структурами и их собственниками [комплексная надзорная проверка СШ ГЭС в 2008 г. не принесла предупредительных результатов], … выявились проблемы не только в организации эксплуатации и техническом состоянии энергооборудования, но и в организации надзора и контроля за безопасностью в электроэнергетике». Наглядная проблема – кадровая, причем обоюдоострая – и в энергетике и в надзоре.

В настоящее время система подготовки специалистов гидроэнергетики переживает существенный спад. Если в 80-ые годы ХХ-го века подготовка по энергетическим специальностям велась в 20 вузах СССР, то в настоящее время такую подготовку ведут лишь в 9 вузах, причем, только в одном из них ведется подготовка специалистов для работы на гидростанциях, в четырех - гидростроителей, а в остальных доминируют специальности, связанные с тепловой энергетикой [11]. Технические специалисты с опытом работы и специальным инженерным образованием составляют в составе правления ОАО "РусГидро" абсолютное меньшинство [11]. Стаж работы руководителей СШ ГЭС хорошо отражает конкуренцию рынков энергии, труда и образования. Из 10 только 3 руководителя знали станцию более пяти лет – начальник оперативной службы (8 лет 10 месяцев), а также сбежавшие во время аварии «от силы знания» начальник службы надежности и техники безопасности (6 лет 8 месяцев) и зам. начальника службы экономической безопасности и режима (12 лет), в течение 19 дней до аварии исполнявший обязанности начальника штаба ГО и ЧС. Четверо руководителей СШ ГЭС имели стаж 2,5–4 года (директор – 2 года 8 мес.), один – 3 месяца и двое – по 2 месяца. Откуда взялись эти кадры, кто и почему их выдвинул – вопрос заслуживающий отдельного рассмотрения, здесь нет возможности углубляться. Заметим, что о кадровой проблеме в сходный постреволюционный период русский лингвист и философ Н.С. Трубецкой в работе «Мы и другие» (1925 г.) писал, что «большевизм своим бессмысленным (вследствие неспособности к творчеству) ковырянием жизни глубоко перепахал русскую целину, вывернул на поверхность пласты, лежавшие внизу, а вниз — пласты, прежде лежавшие на поверхности. И, быть может, когда для созидания новой национальной культуры понадобятся новые люди, такие люди найдутся именно в тех слоях, которые большевизм случайно поднял на поверхность русской жизни». «Бессмысленно», но все же запахали. А сегодня кадровая земля попросту дичает, кое-где дизайнерски прикрываясь бесплодным зелененьким еврогазоном. 

По официальным сведениям [10] штатная численность работников государственного энергетического надзора с 2001 по 2009 г. сократилась с 12 132 штатных ед. до 1700. В 8 (из 31) территориальных управлениях Ростехнадзора отсутствуют руководители, курирующие энергонадзор, а в 10 (из оставшихся 23-х) руководители не имеют профильного энергетического образования, как впрочем, и начальники некоторых отделов по надзору в энергетике, численность сотрудников в которых уже «сведена к минимуму» [10]. При подобном кадровом голоде вообще удивителен выпуск «в широкий прокат» Акта Ростехнадзора о техническом расследовании причин аварии на СШ ГЭС [7]. Его ругали за сумбурность, поверхностность и грамматические ошибки, но это мелочи по сравнению с прорывом первичной (пусть даже сырой) информации о технических причинах аварии. Более поздний Итоговый доклад парламентской комиссии по расследованию обстоятельств Саяно-Шушенской аварии [11] каких-то новых технических подробностей не прибавил. Собственно оба официальных расследования наглядно показали, что морально и физически* изношенную технику имеющиеся кадры (и недозрелые, и перезрелые) не могут адекватно обслужить и сохранить. В условиях, когда темп разрушения «советского» несравнимо превышает созидающий рост «рыночного», старые кадры доизнашиваются физически, а новые уже заранее поставляются с износом моральным (не обучены обслуживать старье, и утиль их не вдохновляет).

_______________

*)По словам руководителя управления энергонадзора Д.И. Фролова износ активной части основных фондов в электроэнергетике достигает 65% [10]

Изношены, оказались не только кадры и техника, но и связующие их нормы и стандарты безопасности. Заклинаниями о «науке управления рисками» здесь не возродишься. Необходимо рутинно изучать изношенные технико-социальные системы и «притирать» их старые элементы и связи к возникшим условиям. Ни старые ГОСТы, ни новые евронормы, ни их смесь в техрегламентах – здесь не помогут, все они существенно искажают картину актуальных угроз и опасностей (одни из них «отстали», другие – «впереди»).

Неофициальное расследование аварии на СШ ГЭС выполняло неформальное российское инженерное сообщество, временно самоорганизовавшееся в интернет-среде. При очень скупой исходной информации высококлассные ученые и инженеры дотошно пытались разобраться в технических причинах уникальной аварии, которую руководитель Ростехнадзора эмоционально обрисовал так: «Полторы тысячи весом летательный аппарат вопреки законам физики поднялся в воздух и летал. Мы побили рекорд Гиннеса, и ученые теперь испытывают внутренний ужас от того, что законы физики были нарушены». Специалисты вряд ли ужаснулись рекорду, скорее ими двигал профессиональный интерес*. Дискуссии развернулись в основном вокруг вопроса о том, как могли разрушиться шпильки, прикрепляющие крышку турбины.
___________

*)В интервью «Известиям» к.ф.-м. н. Ю.Лобановский специально отметил [12], что когда начались заявления, что в машинном зале электростанции творилось что-то наукой необъяснимое, он сказал себе: "Такого быть не может".

На крышку по краям оказывается давление порядка 20 атмосфер. В центре - меньше - около 3 атмосфер. В итоге на крышку действует сила около 4 тысяч тонн. А шпильки должны были выдержать в пять раз больше. С учетом их состояния - пусть в 2 раза больше. Но все равно выдержали бы. Значит, на них было оказано давление значительно большее. Кандидат физико-математических наук Юрий Лобановский видит причину в гидроударе [12]. В интернете он опубликовал свою подкрепленную расчетами версию, из которой следует, что ротор второго гидроагрегата выбросило из-за отказа датчика частоты вращения ротора. В интервью газете «Известия» [12] Ю. Лобановский кратко рассказал о результатах своих исследований: «Я изучил так называемые тренды - схематичные графики, характеризующие одновременное протекание процессов. Выяснилось, что в 8:13:21 начинается закрытие лопаток. Через 2 секунды начинается снижение нагрузки генератора, которое приводит к резкому увеличению скорости вращения. Волчок ротора ничто не держит, он начинает раскручиваться, идет вразнос. Одновременно резко возрастает амплитуда вертикальных колебаний: лопатки продолжают закрываться, но, видимо, недостаточно, начинается запирание потока на турбине. И уже потом происходит коллапс. Датчик частоты вращения мгновенно показывает ноль.<…>По всей видимости, полетел датчик.<…> Как бы то ни было, после отказа датчика частоты вращения ротора автоматика считает, что турбина стоит. Лопатки направляющего аппарата открываются, подавая все больше воды на и так раскрученное колесо турбины... Запирание потока, гидравлический удар и полет ротора».

После опубликования Акта технического расследования Ростехнадзора появилась дополнительная информация (в т.ч. и о состоянии обнаруженных шпилек), многие версии были отброшены или скорректированы. И по вибрациям, и по количеству переходов через нерекомендуемую зону нагрузок, и по количеству отработанного за последние 3 года времени, второй гидроагрегат (ГА2) ничем особенным от других гидроагрегатов не отличался. Почему же именно на нем вибрации привели к износу и усталости металлических конструкций. В рунете инженер dma2 суммировал обсуждавшиеся версии [13]:

«Сами по себе вибрации – обыденная вещь на станции. Даже превышение норм – обыденное явление. Разрешено до 160 мкм, а реально на половине агрегатов больше. ГА2 особо не выделялся, даже чемпионом не был. <…> От догадки заклинивания лопатки и поиска других источников сил можно отказаться, если точно подсчитать возможность излома шпилек соседних с номерами 53 и 54. Эти шпильки были без гаек и идут подряд. Кроме того, рядом есть шпильки 43 и 47 – тоже без гаек.
В 54-градусном секторе (это 15%) оказалось 4 шпильки без гаек. В секторе из 12 шпилек отсутствуют гайки, то есть нет натяга, у 4 шпилек. Это 1/3 (33%)!
Подсчитаем силы в этом секторе.
1) Часть общего веса агрегата в секторе: 1800 * 0,15 = 270 т.
2) Общие выталкивающие силы в секторе: 3300 * 0,15 = 495 т.
3) Общие сдвиговые силы в секторе: 450 * 0,15 = 68 т.
4) Общий натяг в секторе должен быть: 5550 * 0,15 = 833 т.
5) Реальный общий натяг в секторе: 75 * 8 = 600 т.
6) Общая растягивающая нагрузка в секторе должна быть: 
7050 * 0,15 = 1058 т.
7) Реальная общая растягивающая нагрузка на болты в секторе: 
600 + 495 – 270 = 825 т.
8) Общий прижим в секторе должен был быть: 
4050 * 0,15 = 608 т.
9) Реальный общий прижим крышки к фланцу в секторе: 
600 + 270 – 495 = 375 т.
10) Растягивающая нагрузка на одну шпильку с гайкой в секторе: 
375 / 8 = 47 т.
11) Прижим на одну «штатную» шпильку в секторе: 375 / 12 = 31 т.
12) Сдвиговое усилие на одну шпильку с гайкой в секторе: 68 / 8 = 8,5 т.
Соотношение сил прижима к силам сдвига в секторе: 3,7:1.
Если сделать расчет для 4 шпилек (для одной цапфы), среди которых две подряд без гаек, то соотношение будет еще меньше.
1) Реальный общий натяг у цапфы: 75 * 2 = 150 т.
2) Реальная общая растягивающая нагрузка на болты у цапфы: 
150 + 165 – 90 = 225 т.
3) Реальный общий прижим крышки к фланцу у цапфы: 
150 + 90 – 165 = 75 т.
4) Растягивающая нагрузка на одну шпильку с гайкой у цапфы: 
75 / 2 = 37,5 т.
5) Прижим на одну «штатную» шпильку в секторе: 75 / 4 = 19 т.
6) Сдвиговое усилие на одну шпильку с гайкой у цапфы: 22,5 / 2 = 11 т.
Соотношение сил прижима к силам сдвига у цапфы: 1,7:1.
Соотношение в секторе «просело» более чем в два раза, а у цапфы в пять раз! При таких соотношениях сил возможны подвижки крышки в секторе. Получается, что с 21 апреля крышка «поехала». Мы видим линейный рост вибраций. 22 июня она прижалась к шпильке, и начался нелинейный участок роста. В ночь с 16 на 17 августа дело дошло до излома шпилек, и мы видим резкий скачок вибраций перед аварией.
»

Еще в начале 2000−х бывший гендиректор СШ ГЭС Валентин Брызгалов предупреждал об опасности работы станции на околопиковых режимах, в частности о многократном росте нагрузок на лопасти и сильной вертикальной вибрации турбины и гидрогенератора. С ним согласен и бывший гендиректор «Иркутскэнерго» Виктор Боровский, который уже 24 августа 2009 г. кратко и емко сформулировал глубинные причины аварии [15]:

«Случилось то, о чем профессионалы предупреждали уже давно. Единая энергосистема страны разрушена. Ее части уже не функционируют в режиме, когда главная цель — безопасность системы, теперь главное — извлечение прибыли. Значит, повышены риски аварийности. Саяно-Шушенская станция и прочие ГЭС Сибири призваны удовлетворять пиковые потребности региона в электроэнергии. Кажется естественным, что «Русгидро», отвечая за этот процесс, первым делом будет использовать собственные мощности и во вторую очередь — мощности конкурентов вроде «Иркутскэнерго», которые хорошо оплачиваются. Это и могло привести к соответствующему результату — кратковременным, но частым пиковым загрузкам СШ ГЭС».

Можно заметить, что ответ на Саяно-Шушенскую аварию российского инженерного сообщества был представлен разрозненными репликами высококлассных специалистов. Свести их воедино и дать взвешенную оценку пока не удалось. Влиятельная прежде уникальная общность научно-технической интеллигенции рассыпается на звездочки и массу.

Реакция на аварию основной массы населения в целом лежала в фарватере, задаваемом СМИ. Люди были обеспокоены опасностью, контроль за которой им не под силу и потому возложен на государство. Панический страх не возник: ведь сложно представить, как сибирская река может навредить индивиду. СМИ такую модель «доставки опасности» не предложили, и быстро потопили тревожный сигнал от СШ ГЭС в информационном шуме. Подсознательные чаяния людей хорошо выражены в интернет-записке обществоведа С.Г. Кара-Мурзы:

«Мы все в целом попали в поток событий, ведущий к "аварии". Власть в этом потоке - такая же щепка, она неадекватна своей роли (как, напр., неадекватен менеджмент СШГ самой ГЭС). Однако цивилизация - система очень живучая, и она переживет "аварию". <…> Если впасть в мистику, то в аварии на СШ ГЭС можно видеть ответ на ту дикую кампанию против ГЭС, которая велась десять лет. В 2001 г. себестоимость 1 кВт-ч СШ ГЭС была 1,62 коп. На этом создавались состояния - и при этом ГЭС проклинали академики и писатели. Как-то должна была машина ответить».

Время от времени СМИ поднимают «волну прорыва» Саяно-Шушенской аварии, точнее используют ее как затравку для привлечения и удержания внимания аудитории уникальным событием, а дальше пропускают «нужную» информацию (авария на СШ ГЭС для СМИ – надежный информационный повод пошуметь в эфире). Так «оппозиционно-патриотические» СМИ – ругают буржуев и власть, «либрально-властные» – ратуют за конкуренцию и модернизацию, «аналитически-олигархические» – высасывают соки из «страны изношенных турбин». В одноименной статье в журнале «Эксперт» [14] генеральные директора «АйТи Энерджи Аналитика» и «Тейдер» сетуют, что инвесторы, раскупившие ЕЭС РФ, были жестоко обмануты (мухлеж, дескать, вскрылся после аварии на СШ ГЭС). Потому государство должно помочь добросовестным покупателям «советского хлама», которые, наивные, ничего и не знали о состоянии того, что покупали. Объявлена проолигархическая попытка переложить ответственность за будущие аварии на плечики «коррумпированного государства». 

Авария на СШ ГЭС обострила и внутривластную борьбу. Так в Акте Ростехнадзора о техническом расследовании причин аварии на СШ ГЭС [7] среди лиц, способствовавших возникновению аварии, упомянут Чубайс А.Б., в 1998 – 2008 г.г. Председатель правления РАО «ЕЭС России» В Итоговом докладе парламентской комиссии по расследованию обстоятельств Саяно-Шушенской аварии [11] о генеральном директоре Государственной корпорации «Роснано» уже нет ни слова. Не первый раз крупная авария становится информационным поводом к началу внутривластных подвижек.

Можно вспомнить верхушку конфликта 2007 года между руководителем Ростехнадзора К.Б. Пуликовским и губернатором Кемеровской области А.М. Тулеевым после аварий на шахтах «Ульяновская» и «Юбилейная». Легко заметить, что завершение конфликта совпало с началом падения статуса Ростехнадзора, впоследствии получившего ярлык самого коррумпированного госоргана. Внешние силы всегда используют «громкие» аварии как таран для разрушения действующей власти – например, как Чернобыль-86 в перестройку. Досадная помеха им – госнадзор. С Саяно-Шушенской аварией оранжевый фокус пока не прошел.

Как же само «олибералившееся» государство планирует отвечать на вызов изношенной и не обслуженной промышленной техносферы, сигналы от которой антигосударственники вполне могут подкрасить в оранжевый. 

В жестких временных рамках (и при объективном недостатке интеллектуальных ресурсов) функциональная реакция государства на вызов техногенных опасностей могла быть только в форме «метода пожарной команды» с присущим ему планированием лишь умягчения «фатальных» негативных последствий. В качестве панацейного успокоительного стала озвучиваться версия о негодности нормативно-правового обеспечения безопасности – ведь закон гораздо проще подправить, чем обслуживать турбины. Тон задал глава Минприроды России 16 октября 2009 г. [19]:

«Законодательство в области промышленной безопасности нуждается в существенном реформировании. <…> Начнем с самых простых вещей: что является особо опасным объектом? <…> К таким объектам на Саяно-Шушенской ГЭС относились трансформаторы и подъемные механизмы. И все! <…> Понятно, что никуда не годится ситуация, когда плотина, вздымающаяся на 200 метров и создающая огромное давление воды, в законодательстве о промышленной безопасности к опасным объектам не относится!»

Что бы менять законодательство нужно сначала с ним ознакомиться. Почему же эксперты и правоведы Минприроды РФ не подсказали своему руководителю, что Федеральный закон № 116 ФЗ от 21 июля 1997 г. «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» не регулирует безопасность гидротехнических сооружений. В тот же день 21 июля 1997 г. специально принят Федеральный закон № 117 ФЗ «О безопасности гидротехнических сооружений». Согласно этим законам СШ ГЭС – не опасный производственный объект, а гидротехническое сооружение, на котором имеются, в том числе и опасные производственные объекты (например, подъемные механизмы задвижек верхнего бьефа).

После таких ляпов про специальный закон о безопасности ГТС совсем умолкли и вынужденно стали «долбить» промышленную безопасность и «клевать» Ростехнадзор. Напомним, что в структуре госвласти Ростехнадзор отвечает за предупреждение аварий, а МЧС России – за ликвидацию последствий. Давно известно, что предупреждение гораздо эффективнее эффектного спасения, но бюджеты МЧС России и Ростехнадзора  отражают обратное   – в 2010 году это соответственно 128 855 037,8 и 6 386 546,6 тыс. рублей. "Перевернутое" распределение затрат на безопасность - яркий симптом кризисного состояния роспромтехносферы.

Одним из знаковых результатов рефлексии государства на проявившиеся техногенные опасности стал проект Основ государственной политики Российской Федерации в сфере обеспечения промышленной безопасности на период до 2015 года и дальнейшую перспективу. См. подробнее анализ этого документа здесь >>

Сигнал предупреждения о надвигающейся опасности отечественные техноландшафты посылали нам не раз. Отчетливые знаки высшего уровня тревожности приходят не так нечасто (Чернобыль-86, Уфа-88 , Кузбасс-07, Саяны-09). Безопасность технико-социальных систем не обеспечить рецептом конкуренции. Да и некому у нас конкурировать – равносильные субъекты социального соперничества отсутствуют. Прикрываясь инвалидностью, господствующий «средний класс» конкурировать не желает. Хочет лишь сохранить достаток евроиждивенца «совковой» техносферы. В отличие от конкуренции, стяжательство быстро угнетает безопасность технико-социальных систем. Красная черта обожжет всех, не взирая на положение и идеологические предпочтения. Зачем же ждать. Старт солидарной безопасности можно организовать и раньше. Саяно-Шушенскую сирену слышали все.

Литература 

1. ГОСТ 21027-75 Системы энергетические. Термины и определения (с Изменениями N 1, 2)// Энергетика. Термины и определения: Сб. стандартов. - М.: Стандартинформ, 2005 год
2. Большая советская энциклопедия. Гл. ред. А.М. Прохоров, 3-е изд. Т. 1 30. М., «Сов. энциклопедия», 1969-78.
3. Энергетическая стратегия России на период до 2020 года. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации № 1234-р от 28 августа 2003 года
4. Баскин К.Ф. О деформировании Единой энергетической системы страны - основы экономики и безопасности России (22.06.2008)// http://www.chernobyl86.ru/temp/moocher/moocher_st_chub.htm
5. Генератор несчастья/Ведомости 18.08.2009, №153 (2423)
6. Акции энергокомпаний поднялись на аварии// Газета «Коммерсантъ» № 151 (4206) от 19.08.2009
7. Акт технического расследования причин аварии, происшедшей 17 августа 2009 года в филиале Открытого Акционерного Общества «РусГидро» - «Саяно-Шушенская ГЭС имени П.С. Непорожнего»// Ростехнадзор. – 03.10.2009
8. http://forums.drom.ru/hakasiya/t1151246549.html
9. Государственному энергетическому надзору - 65 лет// Безопасность труда в промышленности. – № 5. – 2009. – с.3–5
10. Повысить эффективность надзора и контроля за безопасностью в электроэнергетике// Безопасность труда в промышленности. – № 2. – 2010. – с.3–7
11. Итоговый доклад парламентской комиссии по расследованию обстоятельств, связанных с возникновением чрезвычайной ситуации техногенного характера на Саяно-Шушенской ГЭС 17 августа 2009 года
12. Катастрофа на Саяно-Шушенской: ГЭС погубил датчик скорости. // Известия. – 24.09.2009. – http://www.izvestia.ru/investigation/article3133379/
13. http://forums.drom.ru/hakasiya/t1151246549-p3.html
14. Пшеничников С., Монахова Е. Страна изношенных турбин. // Эксперт - №49. -2009
15. Нам аукнулся дефицит квалификации.// «Эксперт» №32 (669) – 2009
16. http://safety.moy.su/load/0-0-0-163-20
17. Годовой отчет о деятельности Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору в 2007 году / Колл. авт. — Под общ. ред. К.Б. Пуликовского. — М.: Открытое акционерное общество «Научно-технический центр по безопасности в промышленности», 2008. — 548 с.
18. Информационный бюллетень Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору. - №5(38). - 2008
19. Природа надзора. Юрий Трутнев: законодательство о промышленной безопасности нуждается в системном реформировании// Российская Газета (Центральный выпуск) N5021 от 16 октября 2009 г. – http://www.rg.ru/printable/2009/10/16/trutnev.html





Источник:
Категория: Безопасность в промышленности | Добавил: safety (21.04.2010) | Автор: Гражданкин (апрель 2010)
Просмотров: 1212 | Комментарии: 0 | Рейтинг: / |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]