Анализ Опасностей и Оценка техногенного Риска

Категории каталога

понятие и определения [12]
общие сведения об оценке риска аварии
Риск аварии и теория вероятностей [5]
вероятностные показатели опасности аварии
Нормирование техногенного риска [24]
О нормировании, приемлемости и допустимости техногенного риска
оценка риска. ПРИМЕРЫ [6]
Примеры анализа опасностей и оценки техногеного риска
Квазипроблемы "управления риском" [14]
Управление неуправляемым. Обман и имитация
Качественная оценка риска [1]
О методах качественного анализа опасностей и оценки техногенного риска
Оценка риска в декларациях [3]
Анализ результатов декларирования промышленной безопасности. Раздел анализ безопасности

Наш опрос

Опыт крупных промышленных аварии в РФ (СШГЭС-09, Распадская-10, Кольская-11, Воркутинская-13)
Всего ответов: 280


Поиск

Заходим на  РискПром.рф

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Тематические подборки статей и материалов

Главная » Статьи » Риск аварии » Нормирование техногенного риска [ Добавить статью ]

Устанавливание допустимого риска аварии в обосновании безопасности

Пояснительная записка к проекту руководства по безопасности «Методика установления допустимого риска аварии на опасных производственных объектах нефтегазового комплекса».

Риск-ориентированный подход все шире внедряется в сферу обеспечения промышленной безопасности. В статической модели он уже используется в ФЗ-116 при классификации опасных производственных объектов (ОПО). Один из важных и актуальных вопросов риск-ориентированного подхода – необходимость более четкой формализации процедуры обоснования безопасности ОПО с соответствующими критериями достаточности дополнительных организационно-технических мероприятий, компенсирующих опасности отдельных отступлений от требований промышленной безопасности.

Для методического решения этого проблемного вопроса, в ходе конструктивного государственно-частного взаимодействия, силами экспертного сообщества секции по безопасности объектов нефтегазового комплекса научно-технического Совета Ростехнадзора в 2013-2015 гг. разработан проект руководства по безопасности «Методика установления допустимого риска аварии на опасных производственных объектах нефтегазового комплекса» (далее – Методика). Ключевые концептуальные положения этой Методики кратко изложены в данной Пояснительной записке.

Чтобы развивать действительно эффективные системы обеспечения безопасности, требуется подробная «карта опасностей». Она должна давать беспристрастную картину происходящего: какие и где опасности имеются в системе поднадзорных объектов, что с ними происходит, как меняются. «Карта опасностей» должна давать целостную и динамическую картину текущего накала аварийных опасностей. Тогда на ее основе можно планировать адекватные меры предупреждения, и соответствующие регулирующие воздействия. Фактически «карта опасностей» – это упорядоченный набор значений соответствующих показателей  исследуемого явления, в данном случае – опасности аварий. Риск аварии, о котором идет речь в Методике –  это важный, но не единственный  показатель аварийной опасности. К сожалению иногда не различают показатели и параметры опасности аварий, путают с ними критерии безопасной эксплуатации ОПО. Параметр – это любая измеримая количественно величина, например, для ОПО: количественно опасных веществ на ОПО, численность аттестованного персонала на объекте, количество зафиксированных отклонений от технологического режима, соотношение между количеством инцидентов и аварий и т.п. Параметр можно считать показателем какого-то свойства большой системы (например ОПО), если имеется теория, гипотеза, эмпирическое правило, связывающие значения показателя с основными характеристиками исследуемого свойства. В контексте разработанной Методики, риск – это та «линейка», которой измеряют «размер» опасности аварии. Критерий – «красная черта» на этой линейке, ориентирующая, что «хорошо», а что «плохо» (в разработанной Методике критерий назван «допустимым риском»).

Согласно действующим федеральным нормам и правилам в области промышленной безопасности «Общие требования к обоснованию безопасности опасного производственного объекта» обоснование отступлений от требований промышленной безопасности проводится в соответствии с результатами оценки риска аварии на ОПО и условиями безопасной эксплуатации ОПО. При сопряжении этих процедур и возникает проблема установления допустимых уровней аварийной опасности на ОПО.

К наиболее общим условиям безопасной эксплуатации ОПО относятся:

(1)  выполнение требований промышленной безопасности, содержащихся в ФЗ-116, других федеральных законах, принимаемых в соответствии с ними нормативных правовых актах Президента Российской Федерации, нормативных правовых актах Правительства Российской Федерации, а также федеральных нормах и правилах в области промышленной безопасности (далее – ФНП);

(2) соответствие значений показателей безопасной эксплуатации опасного производственного объекта критериям обеспечения безопасной эксплуатации.

Для случая (2), при отступлении от требований ФНП, для надлежащего обоснования безопасности ОПО могут потребоваться критерии обеспечения безопасной эксплуатации. Такими критериями в отдельных случаях могут быть приняты, с некоторыми допущениями и оговорками - критерии допустимого риска аварии на ОПО.

Важнейшее здесь допущение – являются ли расчетные (стандартные в процедуре количественной оценки риска - КОР) величины риска аварии показателями безопасности ОПО? Однозначно утверждать (и отрицать) это нельзя. Впрямую риск – это показатель опасности, а не безопасности.

Тема о допустимом риске – крайне конфликтогенная.  Но многие недоразумения и недопонимания можно снять, если договориться о терминах. Решение новых и сложных проблем требует своего объяснительного языка. Для однозначного понимания положений разработанного проекта Методики установления допустимого риска аварии обозначим некоторые ключевые понятия и объяснительные трактовки необходимых терминов (в соответствии с руководством по безопасности «Методические основы по проведению анализа опасностей и оценки риска аварий на опасных производственных объектах», утв. приказом Ростехнадзора от 13.05.2015 № 188).

Риск аварии – это мера опасности, характеризующая возможность возникновения аварии на опасном производственном объекте и соответствующую ей тяжесть последствий. В свою очередь, опасность аварии – возможность причинения ущерба человеку, имуществу и (или) окружающей среде вследствие разрушения сооружений и (или) технических устройств, взрыва и (или) выброса опасных веществ на ОПО. Аварийная опасность обусловлена наличием на ОПО опасных веществ, энерго-массообменными свойствами технологических процессов, ошибками проектирования, строительства и эксплуатации, отказами технических устройств и их систем, а также нерасчетными (запроектными) внешними природными, техногенными и антропогенными воздействиями на ОПО.

Важнейшей «стороной» опасности аварии является угроза ее приближения к порогу реального причинения ущерба. Так инспектор призван приостанавливать эксплуатацию не любого опасного объекта, а именно того, где возникает угроза аварии (для сравнения: опасность аварии как потенциал есть всегда на ОПО, а угроза «реализации аварии» возникает только в предаварийных состояниях ОПО).

Иными словами, под угрозой аварии понимают актуализированную опасность аварии, т.е. состояние, когда более определенно, «здесь и сейчас», проявляется источник опасности и конкретизируется жертва аварии (не просто абстрактный «рискующий индивид», а вполне конкретный работник или местный житель). Угроза характеризует непосредственно предаварийное состояние ОПО. Изменение соотношения числа аварий и инцидентов – один из косвенных признаков вызревания угрозы приближения аварии. В законодательном смысле угроза аварии надвигается при необоснованных отступлениях от требований промышленной безопасности, а также в случаях приближения внешних и внутренних нагрузок на ОПО (техногенных, антропогенных, природных) к предельным проектным уровням. Только если отступления от ФНП обоснованные (т.е. компенсированы дополнительными мероприятиями обеспечения безопасности), то опасность не сможет перерастать в угрозу.

Для различения перехода «опасность-угроза» собственно и нужна своя специальная критериальная мера, ее и называют допустимым риском. Его достоверное установление – предельно ответственная, трудоемкая и конфликтогенная задача риск-ориентировонного подхода.

Допустимый риск аварии – установленные либо полученные по установленной процедуре значения риска аварии, превышение которых создает угрозу возникновения аварии на ОПО. Допустимый риск характеризует общественно-допустимый уровень опасности аварий для сложившихся (или будущих) социально-экономических условий и технико-технологического состояния какой-либо отрасли опасного производства. Установленный допустимый риск – результат многостороннего согласования коммерческих интересов бизнеса, жизненно важных потребностей и интересов государства и общества, необходимости рискующих в защищенности от аварийных угроз, бизнес-интересов инвесторов, проектировщиков и «расчетчиков рисков», производственных нужд эксплуатирующих организаций, исследовательских запросов науки и т.д. В этом дискуссионном процессе наиболее уязвимая, молчаливая и всегда реально страдающая сторона – собственно рискующие люди, для которых при вынужденных отступлениях от требований безопасности  и допускается устанавливание «среднего порога гибели». Вынужденность отступления от требований безопасности и необходимость защищенности рискующих – крайне несоизмеримые ценности. «Первые» и «вторые» стороны, допускающие отступления от норм, берутся директивно устанавливать допустимый риск аварии для «третьей» стороны – рискующих, однако сами практически не рискуют погибнуть в аварии. Поэтому настоящая Методика во многом «человекоцентрична», и исходит из крайне консервативных предположений, когда все обнаруженные неопределенности и скрытые незнания трактуются в запас улучшения защищенности людей от реализации опасностей промышленных аварий.

В самом первом приближении допустимый уровень риска аварии может определяться только с учетом значений приемлемого и фонового риска. Приемлемый риск аварии (приемлемая опасность аварии) – совокупность значений показателей и признаков опасности аварии, воспринимаемых рискующими в качестве их допустимой нормы по защищенности от аварий. Первоначальной количественной оценкой приемлемого риска служат значения фонового риска аварии для различных отраслей промышленности и транспорта, а так же фоновые опасности «бытовых» техногенных происшествий (ДТП, пожары, транспортные катастрофы).

При решении проблемы установления допустимого риска аварии на ОПО целесообразно ориентироваться не на субъективное восприятие опасностей рискующими людьми (оно подвижно, зыбко и слишком подвержено влиянию манипулятивных технологий т.н. «управления риском»), а опираться на более объективные уровни фоновых опасностей (в порядке приоритета) – на самом ОПО, в отрасли, в техносфере.

Риск аварии – одна из многих мер аварийной опасности. Оценка риска – относительно молодой и быстро развивающийся измерительный инструмент аварийной опасности, у него еще не преодолен период «детских болезней». Известный недостаток распространенных методов количественной оценки риска (КОР) – относительно высокая неопределенность получаемых результатов. Для одного и того же опасного производственного объекта результаты расчетов показателей риска аварии, выполненные различными группами исследователей, могут различаться на 3-4 арифметических порядка (мало кто оспаривает это утверждение по существу, а серьезных публикаций его подтверждающих предостаточно, - см. например, подробный отчет западных исследователей: Lauridsen, K.; Kozine, I.; Markert, F.; Amendola, A.; Christou, M.; Fiori, M., Assessment of uncertainties in risk analysis of chemical establishments. The ASSURANCE project. Final summary report. Ris0-R-1344(EN) (2002) 49 p. См. копию публикации здесь: http://riskprom.ru/_ld/2/265_ris-r-1344.pdf). Именно поэтому в разработанной Методике при установлении допустимого риска через сопоставление с  уровнями фоновых опасностей выбран максимальный диапазон для коэффициентов запаса в 3 арифметических порядка. Рекомендуемые в Методике значения коэффициентов запаса должны стимулировать разработчиков обоснований безопасности исследовать достоверные исходные данных о предпосылках аварии и инцидентов на ОПО с предполагаемыми отступлениями от требований безопасности, и пресекать крайне опасные манипуляции «расчетчиков риска» вокруг «заветного 10-6».

Предупреждаемая промышленная авария, как многопричинное и разноплановое явление высокой сложности, не втискивается в простейшие редукционные схемы количественной оценки риска без побочных эффектов, ограничивающих область применения методов КОР. Получаемый в расчетах разброс значений показателей риска существенно может быть уменьшен (1) директивным установлением унифицированных входных данных по исходным предпосылкам аварий, (2) неявным внедрением грубых и упрощенных моделей возникновения и развития аварий на ОПО, (3) предельной формализацией алгоритмов расчета последствий, и даже (4) неписаными соглашениями «расчетчиков рисков» по демонстрации только приятных результатов «управления риском». Разработанная Методика не ограничивает применение любых пригодных методов КОР, а только консервативно защищает от «расчетов риска» для опасных решений по отступлению от требований безопасности, – через рекомендации по выбору соответствующих коэффициентов запаса для различных фоновых уровней опасности. Чаще всего КОР не является основным аргументом для принятия принципиальных управленческих решений. Нередко посредством КОР только для подстраховки, и только косвенно подтверждают безопасность на ОПО, уже обеспеченную и обоснованную иными традиционными способами и современными процедурами в сфере промышленной безопасности. Однако если на основе КОР требуется принимать непосредственные и ответственные решения об обеспечении безопасности (и возможной гибели людей), то необходимо учитывать известные ограничения методов оценки риска, и особенно это важно в условиях возможных отступлений от требований ФНП. Поэтому разработанный проект Методики рекомендует накладывать отдельные запреты на опасное использование КОР при установлении допустимого риска аварии для оценки достаточности компенсирующих мероприятий в обосновании безопасности.

Разработанная Методика не предназначена для обоснования «допустимым риском» критических отступлений от требований безопасности, способствующих увеличению опасности:

- эскалации аварии, приводящей к  возникновению крупной промышленной аварии на опасных производственных объектах I и II класса опасности;

- эскалации аварии, приводящей к возникновению аварии на других опасных производственных объектах;

- возникновения зон смертельного поражения при крупной аварии на опасных производственных объектах I и II класса опасности.

Настоящая Методика не устанавливает какие-либо конкретные численные значения допустимого риска аварии, а только регламентирует рекомендуемую процедуру установления «адресного» допустимого риска разработчиком обоснования безопасности, необходимого ему для оценки достаточности предлагаемых компенсирующих мер безопасности: на конкретном ОПО и при конкретном отступлении от требований ФНП. Ответственность за установление допустимого риска аварии при отступлении от требований промышленной безопасности принимает на себя разработчик обоснования безопасности. В первую очередь настоящая Методика необходима для оценки достаточности разработанных компенсирующих мер и проведения объективной экспертизы промышленной безопасности обоснования безопасности ОПО.

Проект Методики не устанавливает значение допустимого риска, а только упорядочивает процедуру установления (устанавливания) допустимого риска для оценки достаточности компенсирующих мер при отступлении от требований ФНП в обосновании безопасности ОПО.

Процедура установления допустимых  уровней риска на ОПО предполагает:

1) определение характерных (в порядке приоритета) количественных показателей и/или качественных признаков опасности аварий (показателей риска), с учетом отраслевой специфики и класса опасности ОПО;

2) определение значений выбранных показателей, которые с учетом фоновых значений риска и возможной тяжести последствий (для косвенного учета приемлемости) могут быть приняты в качестве допустимых уровней риска аварии на ОПО. 

При выборе показателей риска аварии Методика рекомендует соблюдать следующие условия:

а) выбранный показатель должен наиболее адекватно характеризовать аварийные опасности отступлений от требований, установленных в федеральных нормах и правилах в области промышленной безопасности;

б) выбранный показатель должен быть чувствителен (т.е. принимать разные соответствующие значения) к изменениям организационных и технических характеристик опасного производственного объекта, связанных с отступлениями от требований, установленных в федеральных нормах и правилах в области промышленной безопасности, а также внедрением компенсирующих мер безопасности.

К основным показателям риска, характеризующим допустимый уровень опасности, ОПО могут быть отнесены:

А) условная вероятность перерастания аварии на ОПО в крупную промышленную аварию для ОПО I и II класса опасности, или возникновения эскалации аварии для ОПО III и IV класса опасности;

Б) риск гибели человека при аварии на ОПО (отдельно персонал и третьи лица);

В) условная вероятность возникновения зон поражения аварии с размерами достаточными для группового поражения людей;

Г) риск аварийного ущерба неприемлемого (социально и экономически) уровня.

Другие специальные показатели риска аварии могут выбираться на этапе идентификации аварийной опасности конкретного предполагаемого отступления от требований промышленной безопасности.

Выбранные основные и специальные показатели риска аварии должны соответствовать характеру отступления от требований федеральных норм и правил в области промышленной безопасности (т.е. показывать и измерять именно тот срез увеличения аварийной опасности, к которому ведет отступление от ФНП).

В риск-ориентированном подходе значения критериев допустимого риска должны изменяться в зависимости от класса опасности ОПО, вместе с тем не рекомендуется в качестве показателей безопасной эксплуатации ОПО использовать единственный показатель риска аварии на ОПО. Когда в крупной аварии погибнет сразу 10 человек, глупо будет выглядеть обоснование, "а зато у каждого из них риск был допустим и меньше 10‑6".

Практическое внедрение риск-ориентированного подхода в контрольно-надзорную деятельность Ростехнодзора означает, в том числе, разработку, создание и использование Комплексной системы выявления, анализа и прогнозирования опасностей промышленных аварий, оценки риска и возможных масштабов последствий аварий на опасных производственных объектах (Далее – КСА). В разработанной в Ростехнадзоре в 2014 г. концепции КСА специально указано, что исходя из требований законодательной и нормативной правовой базы в области промышленной безопасности, а также отечественного и лучшего международного опыта обеспечения промышленной безопасности, к базовым положениям создания и функционирования КСА относится, в том числе, максимально доступное, открытое и широкое ознакомления рискующих с установлением допустимых уровней риска аварий и их обоснованием, как границы перехода «опасность-угроза», на основе данных о фоновых и сведений о приемлемых уровнях аварийной опасности, с учетом отраслевой принадлежности и класса опасности ОПО.

Для целей максимально широкого информирования всех сторон согласования вынужденного отступления от требований ФНП, а также популярного и доступного ознакомления непосредственно рискующих людей  с возлагаемыми на них опасностями, в разработанной Методике введено понятие и формальное определение термина уровень риска (RdB), под которым понимается величина, используемая для сравнения значений показателей риска аварий на опасном производственном объекте с фоновым риском гибели людей в техногенных происшествиях, численно равная умноженному на 10 десятичному логарифму безразмерного отношения риска аварии (R) к фоновому риску гибели людей в техногенных происшествиях (RГЛ). RdB= 10*lg(R/RГЛ), измеряется в единицах дБR – децибелах риска гибели человека. На практике уровень риска может принимать значения от ‑50 до +20, при этом положительные значения уровня риска характерны для случаев, когда риск аварии превышает риск гибели людей в «бытовых» техногенных происшествиях. Для таких сопоставительных сравнений в Методике рекомендуется использовать среднегодовые уровни некоторых других смертельных опасностей по риск-шкале техногенных опасностей в дБR (нулевой/опорный уровень – мера опасности гибели россиянина в ДТП или пожаре) – см. ниже табл. 1 и 2.

 

Таблица 1

Уровни риска гибели человека для разных видов смертельных опасностей в России (2009-2013 гг.)

Вид смертельной опасности

Уровень риска, дБR

Риск смерти от всех причин

+ 16,9

Риск смерти для мужчин трудоспособного возраста

+ 15,3

Риск младенческой смертности

+ 14,6

Риск гибели от болезней кровообращения

+ 14,4

Риск смерти для женщин трудоспособного возраста

+ 9,6

Риск смерти от внешних причин (убийств и самоубийств, отравлений, травм и др.)

+ 7,1

Риск гибели в пожаре или ДТП

± 0

Риск гибели от самоубийства

– 0,9

Риск гибели в транспортном происшествии

– 1,3

Риск гибели в ДТП

– 1,6

Риск материнской смертности

– 2,5

Риск смерти от туберкулеза

– 3,0

Риск гибели от убийства

– 3,6

Риск случайного смертельного отравления алкоголем

– 3,6

Риск гибели в пожаре

– 5,1

(справочно) Допустимый риск гибели в пожаре по ФЗ-123

– 24,4

 

 

Таблица 2

Фоновый риск гибели людей в различных отраслях нефтегазового комплекса
(оценка на основе официальных данных Ростехнадзора)

Отрасль
промышленности

Величина фонового риска за период 2009-2013 гг.

Уровень риска
 (RdB), дБR

среднегодовое

число погибших

от аварий

на миллион

рискующих,

(RНГ), ppm

Нефтедобывающая промышленность

–3,5

120

Нефтеперерабатывающая промышленность

–5,2

84

Газодобывающая промышленность

–9,5

31

Химическая и нефтехимическая промышленность
(за период 2007-2011 гг.)

–10,4

26

 

Ситуация усугубляется тем, что российские специалисты уже привыкли к цифрам вида «10-6» и им сложно ломать привычки. Но более важно ознакомить с уровнем промышленных опасностей обычных людей, чем они рискуют и как. Риск-язык «10-6» здесь хорош для внушения, а не для объяснения.

 

В вопросах установления и принятия критериев приемлемой опасности специалистам надо объясниться не только с рискующими гражданами, но и с ответственным за их жизнь государством – не на птичьем языке «10», а на доступном. Это вовсе не означает, что специалисты должны перестать пользоваться привычной им шкалой микродолей риска «10‑6». Но если требуется согласие на принятие рискующими каких-то опасностей (установить допустимый риск, обосновать безопасность), то нужно как можно понятнее донести свои специальные знания в более привычных и легко сравнимых величинах.

В первом приближении условно приемлемым можно считать то, с чем люди живут и сталкиваются достаточно часто, к чему привыкли, что узнаваемо. В бытовой сфере техногенных смертельных угроз – это пожары и дорожно-транспортные происшествия.

Другими словами в массовом сознаний уровень гибели в пожарах и ДТП может быть взят за отправную точку для сравнения с другими видами техногенных опасностей. Сравнению подлежит подобное: техногенное с техногенным, а не просто смерть со смертью (как иногда любят сравнивать риск занятия акробатикой, самоубийства, отравления алкоголем и гибель в промышленной аварии).

Шкала техногенных опасностей в децибелах (дБR) более приемлема для большинства рискующих россиян, т.к. она интуитивно понятна, по ней проще ориентироваться в уровне техноугроз (использованы простые числа, и знак минус указывает на меньшую опасность), к ней легче привыкнуть. Напротив, для менее рискующих специалистов по расчету рисков более приемлема привычная для них шкала в микродолях риска «10‑6». Привычки – дело наживное, но дело безопасности должно быть выше привычек, особенно у специалистов.

Если действительно требуется оценить приемлемый уровень опасности, а затем договариваться и устанавливать допустимый риск аварии, то необходимо в доступной форме знакомить рискующих с реальной «картой опасностей» производственной деятельности, и в этом случае необходима приемлемая риск-шкала, например в децибелах (дБR), более адекватно отражающей субъективные ощущения объективных воздействий (закон Вебера-Фехнера). Если же исполняется задача «управления риском» по формированию и контролю «карты страхов» рискующих, то целесообразно пользоваться риск-шкалой в микродолях (10‑6). В первом случае (когда риск-шкала в дБR) речь идет о рациональном объяснении, поиске приемлемого для большинства решения, а во втором (когда риск-шкала в микродолях) – о манипулятивном внушении принять «тайну допустимости». И та и другая задача крайне важны для обоснования и обеспечения безопасности опасных производственных объектов. Но их нельзя смешивать и путать, особенно специалистам. В противном случае даже самый опытный профессионал быстро теряет силу своих знаний и опыта, и фактически превращается в орудие труда высококвалифицированных манипуляторов «управлением риском». В этом случае вопрос о допустимом риске выпадает из рационального обсуждения (его даже невозможно поставить, исчезает вопрошаемый), а технические специалисты поневоле или по неведению превращаются в наивных (и даже искренних) вторичных торговцев «картой страхов» рискующих россиян. Профессионалы промышленной безопасности или замещаются опасными профанами, или сами деградируют в безответственных торговцев «индульгенциями безопасности». Это вредит и заказчикам «расчетов риска», т.к. они получают не достоверные оценки реальных опасностей аварий, а приятные и успокаивающие отчеты о следовании «модному 10-6».

 

Вследствие значительного разнообразия возможных причин аварий на ОПО, сценариев их возникновения и развития, широкого спектра возможных последствий промышленных аварий, установление абсолютно одинаковых для всех ОПО критериев допустимого риска аварии не представляется возможным, как по методическим, так и по этическим соображениям.

Возможные последствия установления на законодательном уровне нетрадиционных критериев безопасной эксплуатации опасных производственных объектов в формате абсолютных значений допустимого риска аварии по аналогии с «пожарным риском 10-6» представляются в целом отрицательными для сферы обеспечения промышленной безопасности ОПО.

Главный критерий обеспечения безопасной эксплуатации ОПО – принятие, соблюдение и неукоснительное выполнение действующих требований промышленной безопасности. Любые другие предлагаемые критерии безопасности не могут противоречить этому условию более высокого уровня. В противном случае необходимо признать несостоятельность действующей почти 300 лет системы обеспечения промышленной безопасности в нашей стране (накопление и анализ трагического опыта аварий, формирование и деятельное принятие запретов на опасную деятельность, надзор и система санкций за преступление общепринятых норм безопасной промышленной деятельности).

В последнее время наметилась и уже институционально оформилась опасная тенденция конъюнктурного внедрения «абсолютно равных для всех» критериев безопасной эксплуатации – «допустимого риска гибели индивида». Фактически вместо риск-ориентированного подхода предлагается насаждать «риск-предприсывающий», в крайних случаях даже отрицая ценность накопленных знаний в действующей системе обеспечения промышленной безопасности (исторически сложившиеся требования промышленной безопасности пытались маркировать как незнание или ложное знание). Забойным и туманным термином здесь стал «приемлемый риск 10-6». Предлагалось поступать так: считать действующие нормы в целом «отсталыми», но так как других нет, то дать возможность применять их «свободно» - т.е. отбирать для исполнения из целостных действующих правил только приятные (дешевые) для инвестора требования, а параллельно рассчитывать риск аварии и всегда успешно сравнивать его с "10-6". Более того, ответственность за обоснование и установление инновационного критерия «всея безопасности 10‑6» должен быть взять на себя Ростехнадзор (при этом обычно напирают, что, дескать, именно так делают в Англии и Голландии, при этом полностью умалчивают, как поступают в США, Германии, Японии, Италии, Франции, Китае и др.). Это безответственное, а в некоторых случаях и чрезвычайно опасное отступление от действующих требований безопасности. Наглядная аналогия в поясняющем примере из жизни автолюбителей: многим из них периодически приходят штрафы о нарушении ПДД - за превышение скорости на 20, 40, 60 км/ч. Штрафы выписываются, а тяжесть нарушения оценивается в них не по абсолютной скорости, с которой водитель двигался, а по относительному значению (по «дельте») от установленной безопасной скорости в конкретном месте дороги (по уровню допустимой именно там опасности), а вовсе не по средней скорости движения автомобилей в Голландии (ну там же мало при их скоростях гибнет людей, чем не ориентир безопасности «10-6»?). А большинство современных автомобилей вообще конструктивно надежны на скоростях свыше 150 км/ч (типа «и вообще ОПО рассчитан по проекту на большее»). Инспектор останавливает автолюбителя на пешеходном переходе у детского садика, зафиксировав скорость 83 км/ч, высчитывает превышение на 83-20=63 км/ч, и по ПДД требует лишения прав. Водитель обосновывает отступление от ПДД так: (i) ехал, когда дети спят, (ii) а в Голландии средняя скорость безопасных автомобилей 84,3840012 км/ч, (iii) и вообще мой автомобиль надежен и безопасен, в нем есть сверх требований ПДД дополнительные боковые подушки безопасности, (iv) а на спидометре в машине запретная «красная зона» нарисована изготовителем только после 180 км/ч. Инспектор берет под козырек, и возвращает права. Дети по команде аплодируют. А Юрий Деточкин нет. Персонаж известного фильма «Берегись автомобиля» из-за незнания «допустимого риска» не ушел от погони, – поступил невежественно, по совести.

Почему так нельзя делать хорошо известно. Если хочешь оценить опасность, пользуйся не абсолютными (канонические «10-6» на все случаи), а относительными величинами, причем уровень, от которого измеряется «относительность» уже определен (неявно/явно) выполнением действующих правил безопасности. Если выполняешь правила, то этот опорный уровень опасности и знать «в числах» не надо (выполняется автоматически). Но если желаешь отступать от правил, то покажи, что можешь определять «уровень правил» в конкретных случаях отступления (имеется методика, представительные исходные данные, квалифицированные расчетчики и проч.).

Приравнять «уровень правил» раз и навсегда к заветным «10-6» –  грубая методическая ошибка. В разных случаях «уровень правил» разный, он может быть и больше, и меньше – ведь правила безопасности записываются исторически, они гибкие и не такие тоталитарные, как умозрительная абстракция «10-6» – запретный плод концепции «абсолютного риска», подменившей концепцию «абсолютной безопасности». Предположим, некие английские ученые доподлинно установили, что в РФ около ОПО индивиду позволяется помирать не чаще одной миллионной в год («10-6»). Имея развитый аппарат расчетов рисков, можно пересчитать один раз этот «инновационный» показатель безопасности в обратной задаче для подавляющего большинства случаев в привычные технологические характеристики ОПО. И записать в конкретных местах конкретных «отсталых» правил раз и навсегда, что, например, по российским городам можно и нужно прокладывать нефтепроводы не до DN 700 и до 1,2 МПа (так сейчас ограничивают требования безопасности СП), а с DN 700+++ и 1,2+++МПа. Тогда никакие спецтехусловия и обоснования безопасности не нужны, а предприниматели останутся весьма довольны успешной работой английских ученых, и наконец, перестанут сетовать на административно-командные барьеры. Почему нужно каждый раз проводить расчет и проверять на «10-6» те же трубопроводы, особенно явно меньшие по опасности, чем  DN 700+++ и 1,2+++МПа? Кому это надо? Зачем предпринимателям кормить отечественных расчетчиков всегда стабильно получаемого риска менее «10-6»? Ответственным российским предпринимателям вовсе не нужен подобный профанный авантюризм «10-6», который только отдаляет от нормализации инвестиционного климата в РФ, всем нужны объективные данные об реальных аварийных опасностях, а не приятное успокоительное «10-6».

 

При конструктивном обсуждении проекта Методики многими специалистами были поставлены несколько важных вопросов, которые требуют отдельного обсуждения. Характерные  из них с ответами разработчиков представлены ниже в табл. 3.

Таблица 3

Отдельные методические проблемы установления допустимого риска аварии

№ п/п

Характерный вопрос по проекту Методики

Ответ разработчиков Методики

1

Почему при установлении допустимого риска аварии для проектируемого опасного производственного объекта рекомендуется применять дополнительный понижающий коэффициент равный 3, а для ОПО, на котором в обосновании безопасности устанавливаются новые требования промышленной безопасности, рекомендуется применять дополнительный понижающий коэффициент равный 5.

Величина коэффициента запаса для установления допустимого риска корреспондирует с известной величиной разброса значений, получаемых при расчетах риска аварии – для одного и того же опасного производственного объекта результаты расчетов показателей риска аварии, выполненные различными группами исследователей, могут различаться на 3‑4 арифметических порядка. Общий диапазон изменений коэффициентов запаса для установления допустимого риска аварии определяется известным диапазоном разброса значений, получаемых в «расчетах риска» и принят минимальным – до 3-х арифметических порядков.

В предлагаемой Методике значимость того или иного фактора влияния оценивалась значением коэффициента запаса в значениях арифметических порядков величин и/или их целых долей – три, два или один арифметических порядков, а также 1/2, 1/3  или 1/5 арифметического порядка.

В данных случаях предлагаются коэффициенты запаса 3 и 5, т.е. как треть и половина арифметического порядка. Это незначительная величина по сравнению с возможным диапазаном всей шкалы (в 1000 раз).

Новые инновационные требования безопасности не должны создавать «средние» или хуже «среднего» ОПО. Новизна требований в проекте РБ оценена крайне незначительно – только как 1:5 «в масштабе» 1:1000.

В свою очередь вновьпроектируемые объекты также не должны быть просто «средненькими» - безопасность российской техносферы должна усиливаться инновациями от обоснований безопасности. Тем более, что необходимость отступления от требований ФНП аргументировалась «отсталостью действующих норм», т.е. отсталое «среднее» не может являться ориентиром для инновационных компенсирующих мер. В проекте Методики принято предположение, что после отступления от «отсталых норм» безопасность ОПО должна улучшиться («новое лучше старого»). В проекте Методики этому предположению дана крайне пессимистична оценка в «рисках» – по возможным значениям  риск-шкалы в три арифметических порядка рекомендуется снизить инновациями компенсирующих мер риск аварии хотя бы на треть порядка. Более реалистичный и оптимистичный вариант внедрения и влияния инноваций (снижающих риск  на порядок или на два) из Методики исключен, как увеличивающий избыточную нагрузку на предпринимателя при его отступлении от требований безопасности.

 

2

Использование анализа статистических данных об авариях и инцидентах на ОПО в качестве основы для определения значения фонового (исходного, базового) уровня риска методологически не верно. Для подавляющего большинства объектов нефтегазовой отрасли эта статистика предельно не репрезентативна – на каких-то ОПО аварий с погибшими не было более 10 лет, а на других – были совсем не давно. Но такой разброс в принципе не может являться основой для установления допустимого уровня риска, иначе получится, что на объекте, где недавно погибли, например, 5 человек (или 91) на этом основании можно задать такой допустимый риск, что вероятность аварии с гибелью еще десятка будет полностью вписываться в установленные пределы. Использование статистики аварий на единичном объекте методологически не верно и не допустимо! Адекватная оценка может быть получена при агрегировании статистики по аналогичным объектам (если их многие десятки), а наиболее репрезентативна будет статистика по подотрасли (переработка, добыча, транспортировка   и т.д.).

Настоящий проект Методики нигде не рекомендует пользоваться нерепрезентативными статистическими данными, а для указанного в комментарии отдельного проблемного случая в проекте РБ есть специальный Пример №3.

 «Фоновый риск аварии на ОПО» - это не только средняя статистика аварий на этом объекте, но и данные об инцидентах и других факторах, характеризующих опасность аварии на ОПО (в т.ч. о предпосылках аварий, выявляемых производственным контролем). Для его оценки не менее чем раз в 10 лет, согласно ФЗ-116 для ОПО I и II класса, проводится специальная процедура декларирования промышленной безопасности. В рамках ее после фактов крупных аварий декларация ОПО подлежит переработке и экспертизе.

Очевидно, что проект Методики нигде не рекомендует проводить сравнение с нерепрезентативными статданными для обоснования безопасности.

Некорректность конкретного обоснования безопасности с использованием «фонового риска» на ОПО, на которых были факты крупных аварий, должна выявлять экспертиза обоснования безопасности, его «автоматическое» увеличение нельзя обосновывать ссылкой на рекомендации данной Методики. Экспертиза обоснования безопасности должна четко выявить этот факт и рекомендовать воспользоваться фоновым риском в техносфере как базовым, а лучше применить иной способ обоснования безопасности (т.е. не с помощью допустимого риска, т.к. факт крупной аварии существенно искажает на какое-то время это понятие).

Действительно, факты крупных аварий сильно портят «среднюю статистику». И после них «средняя статистика» обязательно должна быть пересмотрена, т.к. рисовала приятную картину дел в безопасности, «заметая под ковер» реальные предпосылки к авариям, за которыми должным образом не следили, а уповали на улучшение «средних показателей», а получили «опровергающий» факт крупной аварии.

Данная Методика не устанавливает правила оценки фоновых показателей опасности аварий на ОПО (тем более, как средних величин), а только использует их как исходные данные.

 

3

Чем аргументированы различные значения коэффициентов запаса для определения допустимого риска?

Общий диапазон возможных значений коэффициентов запаса (КЗ)  к фоновым уровням опасностей (от 1 до 1000) для установления допустимого риска аварии определяется известным разбросом значений, получаемых в «расчетах риска» – до 3-х арифметических порядков. В зависимости от достоверности фонового уровня опасности КЗ изменяется в пределах 2-х арифметических порядков, а в зависимости от степени опасности аварии – в пределах одного арифметического порядка. Такое достаточно грубое распределение КЗ в Методике обусловлено известной неопределенностью результатов количественной оценки риска, редкостью аварий, отсутствием достоверной статистики по инцидентам и предпосылкам аварий на ОПО, отсутствием верифицированных моделей возникновения аварий на ОПО и др. По мере упорядоченного накопления вышеприведенных сведений и после их всестороннего анализа, предлагаемые в Методике значения КЗ должны быть откорректированы. Для конкретного ОПО с конкретным предполагаемым отступлением, допустимый риск может быть жестче фонового не более чем на 2 арифметических порядка, - это очень оптимистичное допущение при возможностях «расчетчиков рисков» оперировать в диапазоне 4-х арифметических порядков.

Предлагаемые в настоящей Методике распределение значений КЗ должно стимулировать эксплуатирующие, экспертные и научные организации организовать полноценный сбор и анализ данных об инцидентах на ОПО (обо всех предпосылках аварий – ошибках, отказах и запроектных внешних воздействиях)

4

«Методика…» отождествляет  допустимый риск аварий на ОПО с риском гибели людей, как обязательным элементом сценария развития аварии, и не рассматривает аварии с иными последствиями. Гибель людей не является обязательным последствием аварии. В большом  количестве случаев последствиями аварии являются  (без гибели людей):

- материальные потери (утрата технологического оборудования, сооружений;

- загрязнение окружающей среды;

- нарушение условий  жизнедеятельности людей.

Методика не определяет конкретные показатели опасности, по которым может устанавливаться допустимый риск (и риск гибели людей в том числе).

Необходимые для обоснования безопасности показатели аварийной опасности определяются и оцениваются согласно действующих руководств по безопасности «Методические основы по проведению анализа опасностей и оценки риска аварии на опасных производственных объектах», «Методика оценки риска аварии на опасных производственных объектах нефтегазоперерабатывающей, нефте- и газохимической промышленности» и другими утвержденным Ростехнадзором методикам оценки риска.

Размер возможного материального ущерба при выборе коэффициента запаса учитывается предварительной оценкой степени опасности аварии ОПО, определяемой в соответствии с руководством по безопасности «Методические основы по проведению анализа опасностей и оценки риска аварии на опасных производственных объектах».

Методика не устанавливает перечень конкретных причин и факторов возникновения и развития аварий на конкретном ОПО. Для этого разработаны и действуют специальные общие и отраслевые методики и руководства по безопасности.

 

Обострившийся в последнее время вопрос о допустимом и приемлемом риске вовсе не технократический, а ценностный. Его не решить «самым лучшим» постановлением, приказом или «точным» расчетом риска. Это отблеск более общей проблемы «смены норм», в том числе и в «технике безопасности». Погнаться за мерцанием «риска 10-6» в вопросе установления требований безопасности – крайне опасно и опрометчиво для всей технической культуры России, и не только в сфере промышленной безопасности. Поэтому настоящая Методика по своему содержанию существенно ограничивает конъюнктурные манипуляции «расчетчиков рисков» по самоуспокоению и введению в заблуждение в первую очередь прагматичных заказчиков промышленных инноваций в России. Методика выводит из тени рост реальных опасностей и угроз промышленному будущему России от сиюминутных безответственных отступлений от требований промышленной безопасности. Без «знания и совести» нельзя устанавливать допустимый риск гибели и страданий для несведущих рискующих от «проектируемых» аварий на опасных производственных объектах.


См. также презентацию О методике установления допустимого риска аварии на опасных производственных объектах нефтегазового комплекса


Проект руководства по безопасности «МЕТОДИКА УСТАНОВЛЕНИЯ ДОПУСТИМОГО РИСКА АВАРИИ НА ОПАСНЫХ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОБЪЕКТАХ НЕФТЕГАЗОВОГО КОМПЛЕКСА». Пояснительная записка к проекту РБ



Источник: http://riskprom.ru/publ/19-1-0-334
Категория: Нормирование техногенного риска | Добавил: safety (03.11.2015) | Автор: отступление от норм
Просмотров: 1570 | Комментарии: 0 | Рейтинг: / |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]