Анализ Опасностей и Оценка техногенного Риска

Наш опрос

Отступление от требований безопасности - это:
Всего ответов: 41

читальный Дневник

Главная » 2013 » Декабрь » 27 » имперское техническое регулирование диффузии индивидов
имперское техническое регулирование диффузии индивидов
10:11
После украинских событий в Ведомостях стали выкладывать статьи  на имперскую тему. Вот, например, идеолог технического регулирования Рубцов применяет физическую метафору диффузии свободных индивидов, скрепляющих "новые империи".

Дескать, скрепы, заклепки, сварка, клеевые и болтовые соединения - это отсталость (и это говорит автор реформы технического регулирования!). Теперь надо притирать "до блеска" - если  в механических образах, а то индивид не пролезет.
Нанотехнология сборки империи нам уготована (иначе опять неизвестно как соединенный без индивидов СССР получится). А раз нет станков и инструментов - все впустую и т.д. и т.п.  Обсасывают все, что еще с атомами можно из физики делать...

Оригинальный текст ниже:

Физика и метафизика имперской идеи
Реальные геополитические общности не сколачиваются скрепами, но притираются и срастаются, как полированные поверхности металлов за счет интенсивного обмена атомами
Александр Рубцов
Vedomosti.ru
27.12.2013

История с Украиной напомнила о великодержавных страстях, свойственных самым разным людям, от президентов до бомжей. Пока не ясно: то ли Киев развел Москву и теперь войдет в ЕС на наши деньги, то ли это кабальный договор и следующий президент посадит Януковича по тем же статьям, что и Тимошенко. Но, как ни считай ходы, в этом размене российские власти теряют качество в отношениях с братским народом. Закономерный итог имперской архаики, которая в новой геостратегии не работает, а людей распугивает.

На уровне обывателя державная риторика вскрывает комплексы, вплоть до компенсации собственного ничтожества. «Не спрашивай, что для тебя сделала страна, спрашивай, что ты сделал для страны». У самых горделивых обычно выясняется: ничего. Люди, с напором цитирующие героя Луспекаева («За державу обидно!»), чаще всего к подвигам, жертвам и лишним усилиям вовсе не готовы. Как и любители пить «За нашу победу!», в битвах не замеченные и, если завтра война, в походе разбегающиеся первыми, сверкая блеском пяток.

Ближе к верхам имперский дух нагнетается идеологией с претензией на теорию. Здесь бродят тени Маккиндера, фон Лохаузена, Хаусхофера, самого Шмитта… Есть империи суши и моря (теллурократия и талассократия). Первые собирают континентальные земли; как и положено твердым агрегатным состояниям, они более стабильны — консервативны в следовании законам и нормам, тяготеют к иерархической централизации. Вторые осваивают колонии, склонны к торговле и пиратству; как и жидкая субстанция, они текучи и изменчивы, свободнее в отношении к законам и коммунальной морали, восприимчивы к новому. Чистых типов нет (особенно «береговая зона»), что не отменяет полярности, например, сухопутного евразийства и водного атлантизма. Отсюда соблазн «на научной основе» подморозить власть в России, собрать руины геополитической катастрофы века и заделаться мировым оплотом консерватизма, который одиноко противостоит растекающемуся в жидком либерализме Западу. Осталось записать в Конституцию, что РФ — это Heartland (осевая держава), а ее президент — главный консерватор мира, глава содружества, защитник веры.

Однако прелести евразийства — государства-цивилизации как синтезирующего посредника между Западом и Востоком — мало что значат в мире, в котором культуры и люди коммуницируют мгновенно и поверх границ. Когда воюют через информацию, воздух и космос, а культуру, знание, контакты и связи более не возят по торговым путям в обозах, физическая география перестает в такой мере определять и политическую географию, и тип цивилизации. В итоге все плывет и перемешивается. Вопреки духу континентальности Россия, по выражению нашего фермера из КГИ им. Кудрина, «производит впечатление великой державы… и больше ничего не производит». Она, как идеальная талассократия, живет торговлей — с той лишь разницей, что здесь не корабли ходят по воде, а жидкость гоняют по трубам. В этом консервативном раю законы и правоприменение неприлично текучи в сравнении с нормами и практиками морских держав. Власть не сдерживает себя моральными устоями и воюет с оппозицией «не по-сухопутному», минуя Jus belli. В плане внутренней колонизации империя занимается нестационарным бандитизмом и пиратством сверху донизу, от кабмина (только что взяли на абордаж пенсионные накопления и здание президиума РАН) до бытовой бюрократии, включая повседневный микрограбеж в офисах и на дорогах. Эта стабильность не «от земли», но держится на политическом насилии и подушке безопасности, которая в момент аварии сохраняет жизнь, но не возможность движения. Если это и консерватизм, то не «охранительный» (изменения умеренные, но и достаточные для поддержания стабильности), а реакционный, разворачивающий вспять не примером и убеждением, а давлением по всем фронтам. Идеологическая война внутри страны в одни ворота.

По данным опросов, репутация власти проседает во всем, кроме одного — в образ самостоятельной внешней политики еще верят, хотя уже далеко не все. Есть подозрения, что Запад при желании осадит «энергетическую сверхдержаву», как перед распадом СССР. Намеки на бойкот Олимпиады — так, пальцем погрозить. На этом фоне новое собирание земель как стратегического и морального противовеса Западу выглядит несколько театральным, если не шаловливым. Потому соседи по континенту и позволяют себе так капризничать в ответ на призывы к равноправной дружбе со старшим братом.

Это даже не метафизические интуиции, а простая «физика». Как и все империи традиционного образца, СССР распадался кусками. Желание хоть что-то собрать на этом пространстве уже не так примитивно, но психологии «кусковой сборки» еще не чуждо. Акценты Медведева и Назарбаева на том, что новый союз не означает восстановления СССР, выглядят лишними и не всех радуют: если не означает, зачем так педалировать?

Новые империи имеют другую онтологию. Финансовые, информационные, технологические, исследовательские, образовательные, культурные, интеллектуальные, мировоззренческие и прочие сборки диффузны по определению. Они не свинчиваются блоками, тем более не сколачиваются скрепами, но притираются и срастаются, как полированные поверхности металлов за счет интенсивного обмена атомами. Это уже не механика, а микрофизика. У вас никогда не будет срастания, пока нет свободы атомов в каждом из соединяемых тел. Живой пример — система технического регулирования: идея либерализации на таможне в условиях, когда внутренняя система нормирования и надзора воспринимается бизнесом не иначе как государственный рэкет. Подобный опыт уже освоен в «Сколково», в котором национальная система техрегулирования практически отменена специальным законом как вяжущая по рукам и ногам. Но куда, в какую экономику эти люди собираются внедрять свои инновации, даже если их когда-нибудь удастся сгенерировать?

Понятие империи имеет и внутриполитический смысл: система консолидированной, централизованной и персонифицированной власти, управляемая императором. Имперская геополитика прямо связана с тягой к абсолютному и вечному единовластию. И наоборот. Но тут приходится выбирать: либо отказаться от идей квазимонархии на базе псевдодемократии — либо навсегда забыть о том, что такое держава на суше и на море в эпоху великих завоеваний и открытий, высокого модерна и вытеснившей его постсовременности.

Можно просто жить, но если хочешь державу, надо чем-то жертвовать. Хорошо бы не культурой, наукой, медициной и пенсионерами. Кстати, вглядитесь в интерьеры переговоров про евразийство: в фонах нашей власти столько позолоты, что это уже не эстетика и «вкус», а сама Идея.

Автор — руководитель Центра исследований идеологических процессов Института философии РАН

Опубликовано по адресу: www.vedomosti.ru/newsline/news/20857981/sindrom-imperskogo

Просмотров: 733 | Добавил: safety

Форма входа

Календарь

«  Декабрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Поиск

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0