Анализ Опасностей и Оценка техногенного Риска

Наш опрос

Опыт крупных промышленных аварии в РФ (СШГЭС-09, Распадская-10, Кольская-11, Воркутинская-13)
Всего ответов: 292

читальный Дневник

Главная » 2013 » Апрель » 12 » Что с леспромом в РФ?
Что с леспромом в РФ?
09:31
Вот  некоторые данные Росстата и его предшественников:

Посадка и посев леса, лесная площадь пройденная пожарами  в РСФСР и РФ, тыс. га

С 1990 г. по 2010 г. посадка и посев леса сократились в 3,3 раза. Хотя лесозаготовки снизились более чем 3 раза, почти во все годы реформ лессовосстановление было кратно меньшим, чем лесная площадь, пройденная лесными пожарами. А вот о чем говорят на госсоветах:

Заседание президиума Госсовета о повышении эффективности лесного комплекса 11 апреля 2013 года, 16:30 Улан-Удэ

Стенографический отчёт о заседании президиума Государственного совета «О повышении эффективности лесного комплекса Российской Федерации»  http://kremlin.ru/news/17876

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Тема нашего сегодняшнего заседания – повышение эффективности лесного комплекса страны. Россия, как мы знаем, крупнейший производитель лесной продукции, но уж совершенно точно – крупнейшая лесная держава.

Леса занимают 69 процентов её территории, это 25 процентов, четверть мирового лесного покрова. Самые мощные зелёные «лёгкие» Земли, самые мощные зелёные «лёгкие» всей планеты. Можно сказать, что это ключевой фактор поддержания экологического равновесия на планете.

Такое глобальное значение российского леса умножает нашу ответственность по его сохранению и воспроизводству, тем более что он является экологическим каркасом для всей нашей планеты, колоссальным ресурсом для экономики, для экономического роста, для повышения благосостояния и укрепления здоровья наших граждан.

Давайте посмотрим сегодня, как же мы распоряжаемся этим потенциалом. Рабочая группа Госсовета подготовила доклад, где дан подробный анализ состояния дел в лесном комплексе. Я остановлюсь только на некоторых, самых важных моментах.

Ключевое значение имеет охрана, защита и воспроизводство леса. Сразу скажу, что сегодня мы не обладаем полной и, самое главное, достоверной информацией ни о количестве, ни о качестве лесных ресурсов. Такие сведения есть лишь по 19 процентам лесных территорий. Одна из причин – затянувшийся процесс децентрализации системы лесоуправления.

Субъектам Федерации, согласно новому Лесному кодексу, были переданы полномочия по защите и воспроизводству лесов, но большинство регионов достаточно формально отнеслись к составлению лесных планов, закладывали в их основу, как правило, устаревшие данные и подходы. Это привело к серьёзным негативным последствиям.

Финансирование работ по лесоустройству снизилось до минимума, в том числе по оценке и учёту лесных участков. После этого пришлось возобновить финансирование из федерального бюджета. В 2012 году на эти цели было направлено 300 миллионов рублей. Это позволило провести работы на 15 миллионах гектаров, что составляет чуть более 1 процента от всех российских лесов.

Конечно, это крайне мало. Но прежде чем увеличивать финансирование, надо проанализировать, насколько эффективно используются уже выделенные средства, идут ли они на решение первоочередных проблем.

Низкий уровень лесоустройства объясняется и сокращением (это сокращение в семь раз) числа занятых в этой сфере. Их средний возраст, средний возраст занятых, приближается к 60 годам. И нужно, конечно, принимать меры, которые бы стимулировали приток сюда молодых специалистов. Добавлю, что по сравнению с 2005 годом в 4,6 раза уменьшилась и численность персонала, обеспечивающего пожарную охрану.

Я ещё вернусь к этому, сейчас был в двух небольших хозяйствах, там вообще никакой пожарной охраны, кроме них самих. Они там с кайлом бегают – и вся охрана.

Из-за недальновидных, непродуманных финансовых, кадровых, управленческих решений в лесоустройстве процветает начётничество и коррупция. Всё это ведёт к ухудшению экологической безопасности, к сокращению площади лесов, пригодных к вырубке.

Не устранён дисбаланс между лесным хозяйством и лесной промышленностью, в аренду для заготовки древесины и её переработки сейчас передана пятая часть лесов, к тому же аукционы организованы непрозрачно. Их выигрывают прежде всего структуры, приближенные к власти и к посредникам. Люди, живущие рядом с лесом, часто не могут получить его для собственных нужд и по доступной цене. Приходится упрашивать местную власть, унижаться, бегать по различным конторам, переплачивать. Это, безусловно, просто проявление произвола.

При этом арендаторы не всегда, мягко говоря, выполняют свои договорные обязательства. На местах вырубок часто удручающая картина: брошенные кора, ветки, территория изуродована тяжёлым транспортом. Кстати, про транспорт и про дороги мы сейчас ещё скажем отдельно. Срок аренды – 49 лет – позволяет снять только один урожай леса, а дальше непонятно, что делать.

Лес нужно спасать и от незаконных вырубок. В последние пять лет они увеличились на 66 процентов, их объёмы по-прежнему колоссальные, при этом со сбытом краденого вообще никаких проблем не существует. Выявляются такие рубки лишь на 60 процентов, а в регионах интенсивной заготовки древесины – в среднем на 30 процентов, но и это неполные данные. Думаю, что на самом деле и того меньше.

Получается, что Федеральное агентство лесного хозяйства и ряд субъектов Федерации предоставляют намеренно искажённую информацию, а правоохранительные органы работают неэффективно, а подчас просто бездействуют. Давайте сегодня обсудим все эти вопросы.

Прежде всего надо наладить систему точного мониторинга и определить более жёсткие меры наказания для тех, кто варварски истребляет лес. Для справки могу сказать, что в 2012 году к уголовной и административной ответственности за незаконные вырубки привлечено более 7 тысяч человек. Ущерб составил около 10 миллиардов рублей. Возмещено только 2 процента.

Уважаемые коллеги! Нужно признать, огромный экономический потенциал лесного сектора остаётся нереализованным. Его вклад в ВВП страны постоянно снижается. Так, в 2003 году он составлял 2,3 процента, сегодня – 1,6 процента. При этом у нас есть все возможности увеличить здесь доходы государства в несколько раз.

Ключевые задачи – наладить выпуск продукции глубокой переработки древесины, увеличить мощности национальной лесобумажной индустрии, в полной мере использовать низкотоварную древесину и отходы сырья, начинать реализацию проектов в сфере биотехнологий.

Для того чтобы достичь прорыва, надо развивать научный потенциал отрасли. Сегодня эта сфера находится в плачевном состоянии. Число научных сотрудников сократилось в 50 раз. Исследовательские коллективы распылены и выполняют только краткосрочные заказы. Стагнация отраслевой науки консервирует нашу отсталость и на мировом лесном рынке.

Мы также обязаны добиться инвестиционной привлекательности лесного комплекса. Сюда планируется вложить более 400 миллиардов рублей в рамках 118 проектов, получивших статус приоритетных. Сейчас реализовано только 26 проектов, остальные – на бумаге или в стадии низкого старта.

Система отбора проектов сориентирована на крупные производства. Но подчеркну, что в сфере переработки леса важны любые предприятия, в том числе и малые, и средние. У них есть хороший, если не сказать большой потенциал. И сегодня я в этом тоже имел возможность убедиться, когда был в двух хозяйствах: у Сергея Борисовича Кухтина и Сергея Ашотовича Токмозяна. Но нужны универсальные методы поддержки всех бизнес-структур, которые способны принести экономическую и социальную пользу.

Сейчас такого механизма нет, а те, которые есть, работают неэффективно или вообще не работают, работают в совершенно другую сторону. Я говорил про пожарную охрану, про дороги, сейчас ещё к этому вернусь. Но как организован сбыт у них? Вообще непонятно, как организован. Я спросил у двух коллег, которые, кстати, присутствуют на нашей встрече, мы взяли их с собой.

С рынком тяжело, рынок «припал» немного, это известная, объективная картина, но то, что есть здесь, трудно сбыть. Организуются тендеры, рядом находится ГОК «Росатома», я спросил у них: «Вы в тендерах участвуете?» – «Уже перестали участвовать, бесполезно, нам туда не пробиться». Правила нарисовали совершенно далёкие от жизни, от реалий.

По сколько Вы продаёте посредникам, Сергей Борисович?

С.КУХТИН: По 2 тысячи рублей.

В.ПУТИН: А посредники продают уже этому ГОКу по пять?

С.КУХТИН: По 5 тысяч.

В.ПУТИН: У меня знаете, какое предложение к вам? Режим же ненормальный сейчас. Это должно работать автоматом. Ясно, что без посреднических организаций рыночная экономика не работает, но такие посреднические организации к чему приводят? Я обращаю внимание своих коллег из Правительства, из Администрации Президента: нужно к этим вопросам вернуться.

Мы многократно обсуждаем проблемы, связанные и с 94-м законом. Это всё хорошо на бумаге – на практике приобретает такие извращённые формы, которые всё удорожают и для ГОКа, и денег не поступает производителям в нужном объёме. Кто-то сливки снимает, и всё. Эта теория зачем нам нужна?

Ещё одна причина неэффективного использования лесных богатств – неразвитость инфраструктуры, особенно так называемых лесных дорог (двое коллег тоже мне об этом достаточно подробно рассказывали), их учёт, кстати, даже не ведётся Росстатом.

Предприниматели сами готовы в рамках своих возможностей как-то поучаствовать в создании лесотранспортной инфраструктуры, однако всё ещё нет подзаконных актов, определяющих порядок привлечения инвестиций в эту сферу, отсутствует и механизм оформления собственных дорог, построенных на землях лесного фонда. Между тем у субъектов Российской Федерации (есть, конечно, и Федеральный дорожный фонд) есть свои дорожные фонды, мы их создали.

Где у нас Наговицин? Сколько лесной фонд?

В.НАГОВИЦИН: У нас расчётная лесосека составляет 8,5 миллиона.

В.ПУТИН: Нет, извините, Дорожный фонд сколько?

В.НАГОВИЦИН: 2 миллиарда.

В.ПУТИН: А в Забайкальском крае?

К.ИЛЬКОВСКИЙ: 4,5 миллиарда, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: 4,5 миллиарда. Вы знаете, что в соответствии с действующим законодательством можно создавать и муниципальные дорожные фонды? И никто не мешает из регионального дорожного фонда хотя бы частично направлять эти средства на создание лесных дорог.

Мы сейчас ездили, и один, и второй руководители мне говорят: «У нас не строятся лесные дороги. Все предприятия деньги в дорожные фонды отчисляют, а оттуда ничего не получают». А что же вы им не даёте? Кто мешает хотя бы частично направить на эти цели туда, где нужно, потому что это не везде нужно, не везде есть леса, но туда, где нужно, – создать муниципальные дорожные фонды и направить необходимые субсидии хотя бы в небольшом объёме. Вы мне сами говорили, по-моему, – хотя бы 5 процентов. Так сделайте это.

Если объёмы такие, что ваши 5 процентов ничего не решат, тогда выходите с предложением. Мы подумаем, как внести коррективы в нормативную базу. Но ведь ничего нет.

Я хотел бы отметить, что мы имеем место с обыкновенной бюрократической нерасторопностью. Пока наши ведомства раскачиваются, предприятия не могут подступиться к так называемым спелым участкам. Государство и бизнес несут огромные потери, в том числе при транспортировке древесины по бездорожью.

Давайте мы сейчас спокойно, без лишних эмоций обсудим все эти проблемы. Исхожу из того, что (и ещё скажу об этом позднее) много проблем, конечно, лежит и на федеральном уровне. Давайте поговорим по всем этим вопросам.

Пожалуйста, губернатор Новгородской области Сергей Герасимович Митин подготовил от имени президиума Госсовета доклад. Прошу Вас.

С.МИТИН: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги, участники заседания президиума!

Сегодняшняя тема вызвала огромный интерес в процессе подготовки к этому заседанию не только у специалистов отрасли, но и у очень широкого круга нашей общественности. Конечно, это объясняется значением лесного комплекса. Более 1 миллиона 100 тысяч работает сегодня на 60 тысячах предприятий. И сегодня для многих людей, связанных с лесными участками, лесной комплекс является основным видом деятельности. В 45 субъектах Российской Федерации производство лесобумажной продукции составляет от 10 до 50 процентов от общего объёма промышленного производства.

Для подготовки материалов к сегодняшнему заседанию в декабре прошлого года была создана рабочая группа. В её состав вошли работники лесного хозяйства, лесопромышленности, руководители регионов, министерств, учёные, политики, представители Генеральной прокуратуры, Счётной палаты, общественных организаций. Вообще этой проблемой, обсуждением проблем лесного комплекса занимались и в феврале этого года на Всероссийском лесном форуме в Москве. Мы получили более 300 предложений и инициатив, большинство из которых нашли свои отражения в итоговом документе – докладе «О повышении эффективности лесного комплекса Российской Федерации», представленном членам президиума Государственного совета.

В своём вступительном слове, уважаемый Владимир Владимирович, Вы обозначили основные проблемы, препятствующие интенсивному развитию лесного комплекса. Разрешите их дополнить исследованиями, выводами и предложениями рабочей группы.

Прежде всего следует отметить (и на слайдах здесь будет отображено), что Россия, имея первое место в мире по площади лесов, второе место – по запасам древесины, её доля в мировом производстве лесной продукции снижается по мере глубины переработки лесного сырья.

По мнению рабочей группы, значительная часть проблем находится на стыке взаимодействия лесного хозяйства и лесной промышленности, особенно в заготовке древесины. Именно в лесозаготовке формируется сегодня сырьевое обеспечение лесной промышленности. От её стабильной работы зависит эффективность всего лесопромышленного комплекса, а в себестоимости лесобумажной продукции затраты на древесное сырьё – самая большая статья затрат, превышающая в отдельных видах продукции 50 процентов.

В то же время лесозаготовки являются в последнее время нерентабельным видом деятельности с низким уровнем заработной платы. Анализ этих данных показывает, что, к сожалению, уменьшается из года в год количество людей, работающих в этом очень важном для лесного сектора виде деятельности.

Во многом это происходит из-за неурегулированности отношений между лесопользователями и структурами лесного хозяйства. Одна из проблем состоит в длительности процедур оформления лесных участков в пользование. В отдельных случаях она достигает от 10 месяцев до одного года. Мы показали здесь процедуру предоставления лесного участка в аренду и те документы, которые являются нормативными. Мы видим, что очень длительный процесс, забюрократизированный. Но, конечно, одной из главных причин является недостоверность данных о лесосырьевой базе.

Вы уже отметили, Владимир Владимирович, что актуальный материал лесоустройства имеется только на пятой части территорий лесов. Это произошло в результате резкого сокращения лесоустроительных работ. Безусловно, это усложняет работу всего лесопромышленного производства, не позволяет реально определить объёмы и состояние сырьевой базы.

Но положение усугубляется ещё и тем, что большинство лесозаготовителей имеет низкое техническое оснащение. Можно было бы воспользоваться таким инструментом инвестиционного развития, как залог лесного фонда, находящегося в аренде, но эти права возникают у арендатора только в отношении лесного участка, прошедшего государственный кадастровый учёт, а по данным Счётной палаты, на кадастровый учёт поставлено только 14 процентов площадей земель лесного фонда. Часто кадастровые работы проводятся не синхронно с мероприятиями лесоустройства, и в конечном итоге это не позволяет лесопользователю нормально использовать все инструменты, которые дают ему сегодня элементы рыночных отношений по лесу.

Выход мы видим в обеспечении должного финансирования лесоустроительных кадастровых работ, в первую очередь на территориях, где реализуются приоритетные инвестиционные проекты, в зонах перспективного развития. Необходимо, конечно, обеспечить синхронизацию проведения кадастровых работ с региональными лесными программами, мероприятиями по лесоустройству. И мы предлагаем предусмотреть стимулирующую компенсацию затрат на проведение лесоустроительных работ, особенно в зоне действия приоритетных инвестиционных проектов и проектов по глубокой переработке древесины.

Необходимо также использовать новые технологии, методики при таксации лесов, в том числе с применением метода дистанционного зондирования. Сегодня мы видели предприятие, которое успешно этим элементом пользуется.

Следующей проблемой низкой эффективности использования лесных ресурсов является несовершенствование механизма предоставления лесных участков в пользование. Большая часть древесины заготавливается на арендованных лесных участках. В прошлом году арендаторами заготовлено 74 процента объёма древесины. В составе лесопользователей преобладают малые и средние предприятия. Казалось бы, это очень неплохо.

Надо сказать, что значительная часть этих арендаторов не имеет ни финансовых, ни материальных ресурсов не только для эффективной лесозаготовки, но и для проведения лесоустроительных работ, создания транспортной инфраструктуры, борьбы с пожарами. Действующим арендным договором во многом эти функции декларированы, но не выполняются, и в большинстве случаев они выполняются не в полном объёме, а сегодня задолженность по платежам в бюджетную систему от арендаторов превышает 7 миллиардов рублей.

Однако в рамках действующего законодательства расторжение договоров происходит крайне редко, аукционная система позволяет участвовать и побеждать фирмам-однодневкам, любым организациям и физическим лицам, никакого отношения к лесу не имеющим, что приводит к шантажу, вымогательствам и в конечном итоге разоружает и делает неконкурентоспособным рынок древесины.

Сейчас только Вы показали этот пример, он уже на конечном итоге, но сегодня такой же пример идёт на процессе аукционной покупки того участка леса.

Предлагается использовать конкурсную систему, позволяющую отбирать профессионального, материально обеспеченного арендатора, предусмотреть реализацию преимущественного права арендаторов, надлежащим образом выполнивших свои обязательства, на заключение договоров аренды на новый срок, утвердить форму типового договора аренды, обязательного для всех. И это может быть, кстати, одним из вариантов решения ещё одной важной проблемы – развития лесной дорожной инфраструктуры.

И, конечно, предлагается Правительству совместно с регионами разработать программу развития лесной инфраструктуры в увязке с реализуемыми приоритетными проектами, определить механизмы стимулирования и утвердить, в конце концов, статус и источники финансирования этих лесных дорог. К сожалению, этот разговор давно уже идёт, но сегодня такого точного определения об этом нет, и это, конечно, затрудняет и финансирование, и в конечном итоге постановку на учёт дорог, которые потом арендаторы или субъект сделает.

В последнее время наметилась устойчивая тенденция к увеличению потерь лесных ресурсов от пожаров, вредителей, болезней и, самое главное, незаконных рубок. Мы показали здесь тренд, видно устойчивое движение его выше. Площадь гарей и погибших при пожарах насаждений сегодня почти на порядок больше площади вырубок леса, а потери от лесных пожаров превышают расходы на ведение лесного хозяйства.

Рабочая группа предлагает принять меры по развитию лесной авиации, активного использования дистанционных средств обнаружения лесных пожаров, чтобы мы могли классифицировать точно и знать это – где же всё-таки в основном это происходит.

Но особое значение по приносимому ущербу принимают незаконные рубки и нелегальный оборот древесины. Кроме прямого ущерба это приводит и к недобросовестной конкуренции, криминальному давлению на рынок круглых материалов.

Почему это происходит, на наш взгляд: до настоящего времени не в полной мере сформулирована законодательная база, определяющая государственный статус, социальные гарантии сотрудников лесной охраны. Вы говорили об их уменьшении: численность их уменьшилась с 79 до 17 тысяч человек, численность работников лесничеств – со 160 до 32 тысяч. В среднем по России на одного работника лесничества приходится около 55 тысяч гектар леса, а в многолесных районах – более 300 тысяч гектар. Конечно, при таком объёме вряд ли возможно человеку сегодня, не имея техники, не имея каких-либо специальных устройств, обеспечить эту охрану.

Имеются различия и в организационно-правовых формах, к сожалению, и в полномочиях лесничеств. Это уже касается уровня субъекта. Отсутствуют нормативные акты, регламентирующие обязанности лесничих в пределах всей территории страны. В то же время работники лесничеств завалены бумажной работой по составлению различных форм отчётности и поддержанию отраслевого документооборота.

Когда проходил форум, предложение по снижению объёмов бумажной работы вызвало шквал аплодисментов у участников. Сегодня непонятными бумагами заняты лесничие вместо того, чтобы им работать в лесу, а ведь именно лесничий должен организовывать работу, проводить мероприятия по профилактике, тушению пожаров, отвечать за сохранность леса как федерального имущества. На наш взгляд, Рослесхозу необходимо – вместе, конечно, с регионами – принять меры по повышению статуса, расширению полномочий и увеличению численности, оплаты труда, укреплению материально-технической базы работников лесного хозяйства и лесопожарных формирований.

Другим важным фактором, способствующим нелегальному обороту древесины, является неурегулированность ряда законодательных актов по классификации незаконных рубок, установление срока давности за административные правонарушения, отсутствие прав на реализацию конфискованной древесины.

О предложениях по усовершенствованию этих законодательных актов подробно расскажут мои коллеги по рабочей группе. Есть очень интересные предложения, которые, на наш взгляд, могут реально изменить ситуацию.

Должен сказать, что все члены рабочей группы пришли к общему мнению о необходимости разработки и применения единой государственной системы учёта и регулирования оборота круглых материалов, но введение в действие этой системы, на наш взгляд, возможно только через федеральный закон, который необходимо согласовать и внести в Государственную Думу. Введение этого закона позволит нам ввести эту систему.

Анализ внутреннего рынка лесобумажной продукции показывает тенденцию его роста. По среднесрочным перспективам наиболее, на наш взгляд, перспективным направлением развития внутреннего рынка является, прежде всего, деревянное домостроение, один из эффективных видов индивидуального жилищного строительства. Деревянный дом дешевле кирпичного почти на 35 процентов.

Многие страны объявили о своих национальных программах содействия расширению применения дерева в строительстве. Средняя норма потребления древесины на 1 квадратный метр жилья в этих странах примерно в 20 раз больше, чем у нас. Переход на строительство домов из дерева позволит снизить себестоимость 1 квадратного метра жилья. Рабочая группа предлагает внести изменения в технические регламенты, в другую нормативную документацию, прежде всего это СНиПы [Строительные нормы и правила] и СП [Своды правил], позволяющие более широко применять деревянные конструкции в жилищном строительстве.

А субъектам Российской Федерации, на наш взгляд, необходимо разработать программы деревянного домостроения, стимулирующие развитие массового индивидуального строительства домов из дерева.

Перспективным направлением также является и развитие биоэнергетики, основанное на использовании низкокачественной древесины, прежде всего лесосечных отходов и отходов деревообработки.

Что же мешает сегодня нам этот ресурс привлечь? Ведь огромное количество муниципальных котельных, в том числе в лесных районах, работают на угле, на мазуте. На наш взгляд, к сожалению, работают котельные убыточные, старые; начальных средств у муниципалитетов, у субъектов и стимулирующих каких-то действий нет для того, чтобы пустить этот механизм и массово заставить, обязать муниципалитеты поменять котельные на деревянные виды топлива.

На наш взгляд, необходимо разработать механизм, позволяющий профинансировать и простимулировать эту работу. Конечно, необходимо разработать региональные программы с определённым государственным участием. Это могут быть общетехнические решения, стимулирующие факты, позволяющие осуществить массовый переход на использование древесного сырья для получения энергии.

Важно здесь, конечно, и проработать вопрос пилотных проектов. Люди должны увидеть ту экономику и те преимущества, которые даст им применение деревянных отходов и остатков дерева для производства тепла.

Производство мебели является перспективным развитием глубокой переработки древесины. Надо сказать, что выпуск мебели у нас ежегодно растёт на 10–12 процентов. И мы видим, что стимулирующим фактором этого сектора внутреннего рынка будет выполнение поставленной Вами задачи, уважаемый Владимир Владимирович, по обеспечению строительства 1 квадратного метра на человека. Безусловно, мебель будет развиваться.

Наконец, одним из самых главных потребителей древесного сырья является целлюлозно-бумажное производство. На него приходится сегодня около 40 процентов всей заготовленной древесины, причём самое-то главное – той древесины, которую нам сегодня некуда девать: 200 миллионов расчётной лесосеки мягколиственных пород можно без ущерба для природы каждый год добывать, это как раз сырьё для целлюлозно-бумажных комбинатов.

Однако сегодня технический уровень большинства производственных мощностей не соответствует современным требованиям. В последние 50 лет мы не строили ни одного крупного целлюлозно-бумажного комбината, в лучшем случае имеет место только модернизация производства. И надо здесь следующее сказать, что инвестиционные проекты на строительство ЦБК, конечно, очень капиталоёмкие, не менее 45 миллиардов рублей.

Более того, проектирование такого производства, его строительство, ввод в эксплуатацию, выход на проектную мощность – это как минимум десять лет. Таким образом, конечно, отвлекаются достаточно большие средства.

И ещё хотелось бы сказать об одной вещи: положение усугубляется тем, что во многих лесных регионах в последние годы планируется строительство целлюлозно-бумажных комбинатов, однако это разобщает только наши ресурсы, прежде всего. Несогласованные действия федеральных и региональных властей не дают положительных результатов, в результате декларируется только эта идея, но нигде не строится.

В связи с этим, уважаемый Владимир Владимирович, мы предлагаем на федеральном и региональном уровнях определить схемы размещения целлюлозно-бумажных производств; определить конкретно, где они могут быть обеспечены и сырьём, и рабочей силой, и всей остальной инфраструктурой; разработать комплекс мер, позволяющих осуществлять финансирование, гарантированное обеспечение лесными ресурсами, участие государства в создании инженерной, социальной инфраструктуры.

На наш взгляд, это одно из главных направлений развития лесного комплекса. Как своеобразный локомотив, целлюлозно-бумажные комбинаты потянут за собой лесозаготовку и потребление низкосортовых пород древесины, лесное хозяйство и социальную инфраструктуру лесных территорий.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания президиума! Сам факт рассмотрения вопросов развития лесного комплекса на высшем государственном уровне вызвал огромный интерес и ожидание у всех, кто связан сегодня с лесным хозяйством, с лесной промышленностью страны. Надеемся, что представленные материалы, выступления участников президиума помогут принять меры, способствующие развитию лесного комплекса, эффективному использованию имеющихся у нас лесных ресурсов.

Благодарю за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо.

Мы заслушаем всех докладчиков, а потом обменяемся мнениями по проблеме.

Масляков Виктор Николаевич, руководитель Федерального агентства лесного хозяйства. Пожалуйста

Далее см. здесь >>

Просмотров: 1097 | Добавил: safety

Форма входа

Календарь

«  Апрель 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Поиск

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0