Анализ Опасностей и Оценка техногенного Риска

Наш опрос

Опыт крупных промышленных аварии в РФ (СШГЭС-09, Распадская-10, Кольская-11, Воркутинская-13)
Всего ответов: 279

читальный Дневник

Главная » 2013 » Февраль » 14 » Ни Президент РФ, ни Журналист РФ не поняли какая же ВЗРЫВОНЕЗАЩИЩЕННАЯ проблема зарыта в промбезопасности. (по стенограмме от 13.02.2013 г)
Ни Президент РФ, ни Журналист РФ не поняли какая же ВЗРЫВОНЕЗАЩИЩЕННАЯ проблема зарыта в промбезопасности. (по стенограмме от 13.02.2013 г)
15:03
13.02.2013 г . Владимир Путин провел заседание президентской комиссии по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности

От бизнеса по вопросу обеспечения промышленной безопасности выступил представитель СИБУРа
Конов Дмитрий Владимирович.

Никто не понял, о чем он говорил, что за проблема у СИБУРа с промышленной безопасностью - неужели операторные не могут построить? А раньше как строили? Как раньше-то справлялись? Неужели такой мелкий вопрос, как строительство операторной нужно тащить к Президенту РФ? Что в промышленной безопасности нет проблем? Ну дали Вам слово на таком высоком уровне, так используйте его - поставьте вопрос - объясните в чем проблема. А затянули опять сказку, что "яйца" промышленной безопасности мешают "танцору" избыточных инвестиций. Что уже 20 лет мешают? Что же раньше молчали - зачем терпели в темпе вальса?

Теперь реформаторам не нужны отсечные клапаны. Чем они помешали промышленной безопасности? Тем что стоят 300 млн. руб.? - может пора обратиться в другой интернет-магазин, а клапаны безопасности все же поставить? О чем доклад - об эффективности или безопасности? И на кого рОвняться теперь РФ - на Индию, в которой СИБУР построил завод без 88 клапанов безопасности, недоинвестировав 300 млн. руб.? Ну сэкономил сейчас 300 млн. руб., а сколько потеряешь послезавтра - сгорит все синим пламенем, кто считал? - методики сами посчитали на компьютере? После нас хоть потоп? Зальем им пожар?

Вопрос стоит "резко ориентированный" - кого Россия  в промбезопасности
хочет копировать? -  "предписывающие" США, 65%-ю Европу или без88клапанную Индию? И зачем копировать - неужто своих решений нет, что заводы СИБУРА с луны свалились - как же их в СССР построили и эксплуатировали? без операторных, без клапанов? и сколько продукции получали? каков прирост за 20 лет реформ? Что конкретно достигли в Эффективности производства - покажите, разве дает это право курочить Безопасность? Не знаешь - не лезь. Не Влезай - Убъет!

Почему промышленная безопасность - это сокращение площади строительной площадки на 65%, не понял и самый главный Журналист РФ - у него не нашлось даже никакой реплики - просто выбросил выступление СИБУРа в  своей летописи Президента РФ.

Вот текст стенограммы (для удобства выделены ключевые моменты) и далее текст Журналиста РФ:

"...
В.ПУТИН:
Пожалуйста, «СИБУР» – Конов Дмитрий Владимирович.

Д.КОНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Комиссии!

В течение двух последних лет государство последовательно проводит две линии, одновременно ужесточая контроль за соблюдением нормативов промышленной безопасности и занимаясь обновлением правил и норм, модернизируя и упорядочивая всю систему. Кажется, именно сочетание этих двух мер одновременно поможет ускорить модернизацию российской экономики. Каждая из них по отдельности, к сожалению, имеет много отдельных недостатков.

Много было сказано о неэффективности существующей на сегодня системы правил промышленной безопасности, и я в своей презентации постараюсь отдельные моменты этого раскрыть.

Что ещё важно, и о чём, может быть, не сказал руководитель Ростехнадзора, это то, что в нынешней концепции, которая вводится через законы и подзаконные акты, есть два ключевых момента.

Один – это, что было сказано, классификация особо опасных объектов по классам. И второй – это наличие двух подходов: предписывающего, классического подхода, регулирующего метры и тонны, который более простой в применении, но не допускает адаптированных под конкретную технологию и конфигурацию решений, и резко ориентированного, или расчётного подхода, который требует большей квалификации и использования утверждённых методик, но позволяет адаптировать современные инновационные разработки под регуляторную среду каждой из стран.

Каждый из этих методов используется. Европа, например, использует подход, в котором больше риск ориентированный, и США – классически предписывающий. Но в целом оба подхода имеют право на существование, и в нынешней концепции они учтены.

Второе важное дополнение, и это то, о чём руководитель Ростехнадзора тоже достаточно активно сказал, это то, что система должна покрывать все стадии жизни промышленного объекта: как эксплуатацию промышленного объекта, которая во многом регулируется Ростехнадзором, и в сегодняшнем 116-м законе регулируется, который проходит одобрение в Думе, так и стадию проектирования и строительства, которая регулируется в основном Минрегионом и другим законом, 364-м Федеральным законом, который также в Думе идёт.

Если посмотреть на третьем слайде схему, каким образом проводится решение по промышленной безопасности и по проектированию, то в принципе видно, и я только на этом остановлюсь, что в системе, которая существует сегодня в России, по сравнению с тем, что существовало в Советском Союзе, отсутствует один ключевой элемент – это постоянное обновление или постоянная связь между разработкой нормативов и передовой практикой проектирования.

В Советском Союзе эту роль выполняли отраслевые научно-исследовательские проектные институты. В современной России при всех других присутствующих компонентах именно этой связи постоянной работы по обновлению: спроектировал – измени норму, нашёл новое решение, ввёл новые технологи – измени нормы и сделай их применимыми, эта связь многие десятилетия отсутствовала. И, к сожалению, мы на сегодня имеем накопленный эффект отсутствия обновления норм и правил.

Промышленные компании и государства-регуляторы находятся в постоянной дискуссии по поводу того, какие мероприятия в какой степени влияют на реальный уровень безопасности. Если посмотреть на любую индустриальную компанию, то есть три основные группы, на что влияет регулирование в области промышленной безопасности и техническое регулирование в отношении компаний.

Первое – это создание новых мощностей, и здесь определяется техническим регулированием расстояние между объектами, это влияет на площади, это влияет на материалоёмкость, конструкции, требования к автоматизации и аппаратное оформление.

Второе – это стоимость эксплуатации мощностей. Любая дополнительная труба, протянутая на дополнительное расстояние, это затраты на перекачку средств, это энергетические потери, это дополнительный ремонт и изоляция.

И третья группа – это затраты на доведение до изменяющихся и вводимых заново норм и правил при изменении регулирования.

Дальше я приведу несколько очень коротких примеров в отношении компании «СИБУР», каким образом по каждой из этих групп регулирование отражается на наших проектах или на нашей текущей эксплуатации.

На пятом слайде – картина одного из объектов, который мы завершили строить физически (от первой сваи до завершения) за 37 месяцев, который сейчас запускается, проектированием и утверждением проекта, которым мы занимались до этого 45 месяцев. Если посмотреть на сам объект, то он достаточно капитало- и материалоёмкий: в нём 2,5 миллиона кубических метров земляных работ, почти 80 тысяч тонн бетона, 300 килограммов трубопровода, 3 тысячи километров кабеля, 40 тысяч тонн оборудования и металлоконструкций. И поэтому любое, даже самое незначительное изменение параметров очень сильно отражается на его показателях, на затратах, которые мы несли.

На слайде № 6 показано, каким образом. Справа – предложения иностранного проектировщика. Эта технология используется на нескольких объектах вне России, уже работающая несколько лет, хотя сам по себе этот объект крупнейший в мире по этой технологии. И то, что удалось сделать с использованием передовой методики определения потенциала взрыва внутри российского регулирования, и, по сути, увеличение площади произошло на 20 процентов практическим таким же увеличением капитальных затрат. И я хочу сказать, что это то, что удалось сделать в результате большой работы совместно с регуляторами в рамках текущей системы регулирования, потому что изначально, если просто применять те нормы, которые есть, предписывающий подход, площадь была на 65 процентов больше.

И что наиболее интересно, может быть стоит говорить не только о самих нормах, сколько о синхронизации между различными отраслями регулирования, потому что основное, что определяло расстояние между объектами и площадь объекта – это норма, которую разрабатывает МЧС, она касается пожарной безопасности. Само МЧС считает её рекомендательной, а Главгосэкспертиза, Ростехнадзор считают её обязательной к применению.

На слайде № 7 очень короткое графическое отражение плана тоже одной из установок внутри этого комплекса. И в синих рамках показано оборудование – это отсечные клапаны, которые не требуются на таких же объектах, работающих в других странах мира, и требуются в России при прямом применении предписывающего подхода. Для конкретно этого объекта это 88 позиций стоимостью порядка 300 миллионов рублей.

На слайде № 8 две графические картинки. К сожалению, верхняя картинка не российская, это крупнейший в мире нефтеперерабатывающий завод в Индии. «СИБУР» его знает хорошо, потому что на его территории мы строим завод по производству синтетического каучука по нашей технологии. Внизу одна из наших установок, одно из наших предприятий.

Это не совсем идентичные, безусловно, установки, но то, что, мне кажется, важно, зрительно практически любые объекты, построенные в России и не в России, имеют такие же параметры: очень плотное расположение мощностей вне России и очень разбросанное расположение в России. Любые увеличенные разрывы приводят к энергопотерям, большим затратам на ремонт и изоляцию. Мы видим, что эта ситуация на сегодня изменяется, но, может быть, недостаточно быстро.

Второй аспект по текущей эксплуатации – это количество экспертиз промышленной безопасности, которые мы должны проходить, как любая индустриальная компания (в «СИБУРе» 27 площадок) в течение одного года. «СИБУР» в год – 27 предприятий – проходят более 10 тысяч экспертиз промышленной безопасности по техническим устройствам проектов. При этом примеры проектных решений, для которых требуется экспертиза промышленной безопасности, например, это замена регулирующего клапана одного производителя на абсолютно аналогичный по характеристикам, но произведённый другим производителем.

Важная тема, особенно важной она становится в связи с тем, что в систему закладывается рискориентированный или расчётный подход, – это методики, которые используются. На слайде № 9 графически мы показываем, например, те вещи, с которыми мы сталкиваемся сейчас при проектировании своего одного из крупнейших новых объектов, когда методика, используемая в России и вне России на аналогичных и работающих в России, не работает такого рода технология, а в других странах работает, и расчётная модель делается проектантом, который эти мощности строил.

И мы видим, что этот расчёт, заложенный в методики сегодняшней в России, даёт совершенно другие параметры и совершенно другие зоны сильных разрушений. Если радиус вне России считается 23 метра, то радиус в России считается 165 и, например, взрывонезащищённые операторные в этом примере будут расположены вне России на расстоянии 100 метров от объекта, а в России – на расстоянии 2,5 километра.

Ещё одна, третья тема из тех, которую я поднимал в начале, это влияние изменяющегося регулирования ретроспективного, то, что уже было создано.

Одно из среднестатистических предприятий «СИБУРа» – 140 гектаров, 2 тысячи сотрудников и 21 опасный производственный объект. Запущен в 1932 году, мощности вводились в 60-х, 70-х, 2000-х и сейчас, в 2013 году, завершаем ещё одну мощность. На ней находятся 32 операторные. В 1997 году с обновлением в 2003-м возникли новые требования к конструкциям операторных, которые не учитывали никакой статистики аварий, инцидентов. Мы понимаем, такие же технологии, работающие вне России, и большинство аналогичных зарубежных производств никаких изменений не претерпели с точки зрения операторных.

И третье, что производство, построенное по технологиям не последних двух десятилетий, может быть требует большего количества линейного персонала непосредственно на оборудовании, нежели чем в операторных. Поэтому те регуляторные нормы, которые были введены и обращались на любой объект, на любую операторную, которая действовала до его введения, они не только не увеличивают, но во многих случаях на самом деле уменьшают уровень промышленной безопасности.

Все эти примеры, если честно, были приведены не для того, чтобы сказать, как всё плохо, а, скорее, обозначить ту работу, которую Ростехнадзор и Главгосэкспертиза, как нам представляется, должны провести до конца 2013 года, желательно для того, чтобы оба закона – 116-й ФЗ и 384-й ФЗ – и огромное количество поднормативных актов для предписывающего подхода и большое количество новых методик для риск-ориентированного или расчётного подхода принять и ввести.

На слайде № 11 наиболее важное, с нашей точки зрения, было перечислено в докладе руководителя Ростехнадзора. Что может быть важно на сегодняшний момент, я бы очень поддержал то предложение, которое сделал руководитель Ростехнадзора по поводу 384-го Закона по поводу узаконивания обоснования промышленной безопасности и возможности её использования в проектировании и новом строительстве. И это нам кажется на сегодня ключевым моментом в создании системы верхнего уровня.

Может быть не звучало сегодня напрямую, но часто звучит в диалоге опасение, причём неправильное опасение, в том числе многих государственных органов, то, что они будут оставлены одни в течение 2013 года на то, чтобы довести все нормы и правила до новых. На слайде № 12 есть несколько цифр о «СИБУРе», который инвестировал в 2012 году 81 миллиард рублей, в 2013-м – около 100 миллиардов рублей, и четыре проекта среднего размера, которые мы сделали в последние четыре года.

Каждый из этих объектов мог быть построен в рамках 10-процентной экономии бюджета инвестиций одного года. «СИБУР» последние пять лет инвестировал каждый год столько же, сколько зарабатывал в виде чистой прибыли. И этих новых объектов можно было бы построить гораздо больше. Я надеюсь, что ту работу, которую мы будем проводить совместно в течение 2013 года, и, надеюсь, под плотным обозрением, под плотным контролем Комиссии, сможет дать нам такую возможность, и не только нам, но и другим компаниям, которые заинтересованы в строительстве новых мощностей.

В.ПУТИН: Спасибо. Молодцы, хороший у вас объём инвестиций, ничего не скажешь. Здорово!

..."

Выше было реплика Президента РФ, а вот умолчание Журналиста РФ

http://kommersant.ru/doc/2126593

"Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ

Вчера Владимир Путин провел заседание президентской комиссии по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности. Заседание получилось нервным. Кроме того что общая ситуация в отечественном ТЭКе напряженная из-за меняющейся мировой конъюнктуры, президент повысил градус напряжения: несколько раз он говорил о воровстве в отрасли и в конце заседания даже перешел на личности. С подробностями из Ново-Огарево — специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.

Заседание долго не начиналось, хотя и члены комиссии, и президент уже были в гостевом доме резиденции. Время от времени из зала, где собрались члены комиссии, вызывали то одного, то другого, то сразу обоих: и вице-премьер Аркадий Дворкович, и президент "Роснефти", ответственный секретарь комиссии Игорь Сечин давали различные пояснения господину Путину. Говорили, кроме прочего, о новой классификации запасов, которая должна быть максимально приближена к международной. При этом президента убеждали и в том, что отечественная система — далеко не безнадежная. Очевидно, что господин Путин хотел прийти на заседание с консолидированной позицией, но пришел в итоге с разными мнениями экспертов.

В самом начале президент попросил почтить вставанием память бывшего главы "Газпрома" Рема Вяхирева. Эта фамилия без преувеличения так же священна для членов комиссии по ТЭКу, как и само понятие "Газпром".

Президент в самом начале заявил, что "из-за архаичности системы оценки запасов недооценена отечественная ресурсная база" и что "это напрямую сказывается на инвестиционной привлекательности отечественных компаний ТЭКа".

— Считаю также, что пора рассмотреть вопрос о снятии грифа секретности с данных по балансу запасов,— заявил Владимир Путин,— что сейчас, когда в отечественном ТЭКе работают зарубежные инвесторы, а наши компании проходят международный аудит по запасам, подобная секретность — это явный анахронизм. Ничего мы здесь на самом деле не секретим, не прячем, да это и невозможно, только во вред пойдет.

Было очевидно, что президент даже слишком хорошо знаком с темой заседания и с обстановкой в отрасли. Видимо, поэтому в его вступительном слове не было проходных моментов (а без них не обходится подавляющее большинство его выступлений, и, более того, некоторые речи из них, собственно, и состоят).

— Все без исключения недропользователи,— разъяснил президент,— обязаны соблюдать существующие условия разработки месторождений, полностью извлекать полезные ископаемые на всем предоставленном участке, а не работать по принципу "снятия сливок". Здесь имеется в виду прежде всего, конечно, использование соответствующих технологий. Приведу пример. Если с месторождения углеводородов в первую очередь бесконтрольно выбрать весь газ, то пропадет нефть. Что касается других способов добычи самой нефти с помощью гидроразрывов и других достаточно варварских способов, вы понимаете, к чему это приводит.

Затем Владимир Путин признался: притом что, по его мнению, спрос на газ в ближайшие 20 лет будет только расти — и не только в азиатских странах, а и в Европе, особенно после того, что некоторые страны отказываются от АЭС,— экспорт российского газа в прошлом году снизился и бюджет недополучил десятки миллиардов рублей. Доля страны в мировых поставках сжиженного природного газа (СПГ) сейчас 3,6%, и "если мы не будем проводить активную политику, то рискуем практически полностью отдать этот рынок нашим конкурентам".

По его мнению, можно говорить о поэтапной либерализации экспорта СПГ. Этому увлекательному процессу позже была полностью посвящена речь господина Сечина: ход вчерашнего заседания был расписан по минутам и персонам. Каждый абзац речи президента подлежал подробной расшифровке кого-нибудь из членов комиссии.

Владимир Путин перешел к проблемам в электроэнергетике:

— По итогам прошлого года общая сумма задолженности потребителей электроэнергии выросла на 60 с лишним процентов. Есть и просто вопиющие примеры. Известная компания "Энергострим"... Там уже, по-моему, семь уголовных дел возбуждено, менеджмент где-то бегает, никак его поймать не могут! В других компаниях тоже много проблем. Вот ОГК-2... В состав тарифа включались завышенные физические объемы работ и стоимости. Продолжаются проблемы в МРСК Северного Кавказа, имеют место подобные нарушения при строительстве генерирующих мощностей. При строительстве Загорской ГАЭС-2 было направлено свыше 12 млрд руб., в том числе полученных в рамках дополнительной эмиссии. Нужно вообще посмотреть, как тратятся деньги в этих компаниях, как менеджмент себя ведет.

Примеров на эту тему оказалось много:

— С генеральным подрядчиком, например, "Гидростроя" был подписан контракт на сумму более 6 млрд руб., и 12 млрд, как я сказал, направлены на цели, явно не соответствующие заявленным (я эти бумаги потом передам в правоохранительные органы, пусть посмотрят повнимательнее). Есть вопросы и к так называемым неотключаемым потребителям, которые злоупотребляют своим особым положением и просто не платят за электричество.

В некоторых проблемах крайним оказалось правительство. Так, ему было поручено разработать новую модель расчетов за электроэнергию:

— Внедрение новой модели расчетов должно было начаться на территории Центрального и Уральского федеральных округов. До сих пор мало что сделано. И прошу сегодня объяснить, в чем проблема.

Но и это было не все:

— До сих пор не предусмотрен механизм отстранения от должности топ-менеджеров госкомпаний, в том числе за отказ от декларирования сведений об участии в коммерческой деятельности других организаций. Информация о конечных бенефициарах либо не предоставляется вовсе, либо в неполном объеме.

Очевидно, что в этом нет безоговорочной заинтересованности, в том числе у тех, кто должен разрабатывать и утверждать эти механизмы.

От госкомпаний высказался Игорь Сечин. Правда, он ничего не сказал про механизм отстранения, а признался, что его "волнует судьба наших компаний на шельфе".

— 21 трлн кубометров — это наша ресурсная база на шельфе, Владимир Владимирович! При этом выборочная добыча карается законом. Был у нас такой сотрудник... Ставский...— Игорь Сечин привык называть вещи и людей своими именами, хотя и поколебался, прежде чем произнести фамилию.— Принял самостоятельное решение об увеличении добычи нефти в одном из районов... И на три года условно попал!

Господин Сечин раскритиковал распространенное мнение, что мировая экономика сейчас не нуждается в большом количестве газа.

— Это не так,— заверил он.— Это такая российская точка зрения... Газ — лучшее топливо для Европы! А спрос в Европе стабилизировался не потому, что газ не нужен. Есть много факторов... Глобально роль газа будет увеличиваться и даже превысит долю нефти и угля...

При этом Игорь Сечин предложил модель буквально математической зависимости роста потребления газа от роста ВВП:

— Рост ВВП на 1% приводит к росту на 1% потребления газа в стране.

После этого он сосредоточился на проблеме сжиженного газа:

— Если этот рынок не займем мы, его займут другие (и уже в целом заняли.— А. К.). Назревает новый рывок Катара на рынке СПГ...

Спасением для отрасли и шансом успеть на передел рынков он считает либерализацию экспорта СПГ. Причем он решил отдельно заверить "Газпром" в том, что эта либерализация ему не повредит:

— Это будут другие рынки...

Он еще некоторое время разъяснял свою позицию по поводу разработки шельфа, но тут господин Путин прервал его:

— А какие рынки вы имеет в виду?

Очевидно, несмотря на длинный разговор перед началом заседания, слова Игоря Сечина про эти рынки были экспромтом.

— Рынки? — переспросил он.— Азиатский и Тихоокеанский регион.

— А откуда возить будем? — переспросил президент.

— Сахалин...

— Сахалин — это понятно. Откуда еще?

— Карское море...

— Это, значит, Северным морским путем...— уточнил господин Путин.

— Да.

— Но он открыт четыре-пять месяцев в году.

— Ледоколы...

— Ледокольным флотом там не пройти, особенно в районе островов...— заявил президент.— Так что придется отдавать газ в Европу на спотовый рынок.

А там, очевидно, имел он в виду, этот газ будет конкурировать с другим российским газом.

Так они и не договорились.

Глава Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Николай Кутьин предложил принимать меры, в том числе и уголовные, к экспертам, которые иногда искажают информацию о цифрах в нефтяной и газовой отрасли.

— С экспертами надо быть аккуратней,— заявил он.— То есть если они искажают информацию, то надо, конечно, разбираться. Но не они принимают решения, а чиновники. Вот в Италии осудили ученых, которые не предсказали землетрясение. Так можно и в средневековье скатиться!

Италия, очевидно, уже скатилась.

С долгами в электроэнергетике пытался разобраться Вячеслав Кравченко, председатель правления "Совета рынка". Президент, впрочем, слушал его недолго:

— Есть какие-нибудь объективные обстоятельства?

— Объективных обстоятельств нет,— доложил господин Кравченко.

Более детальным и красочным оказался глава МВД Владимир Колокольцев. Он подробно объяснил, из чего состоит схема увода денег у государства в этой истории. А главная проблема, по его словам, в том, что нет потерпевших:

— Никто не хочет писать заявления!

Между тем министр энергетики Александр Новак ввязался было в спор с Владимиром Путиным:

— Вы сказали, что задолженность выросла на 60%, но если вычесть "Энергострим" и "Северный Кавказ", прирост задолженности за год составит всего 3 млрд руб.

— Саша, одна треть все равно (задолженность от 100% всех платежей.— А. К.)! — воскликнул господин Путин.

— Нет, всего три миллиарда при общих объемах платежей в сотни миллиардов!

Но господин Путин не хотел, видимо, вычитать "Энергострим" и МРСК Северного Кавказа.

Но и Александр Новак держался. Он сказал, что уже приняты решения, которые позволят компаниям и дальше вести себя так, как раньше. Их будут, к примеру, сразу, в один день, лишать статуса поставщика.

— Конечно! Вы ждали, пока они наворуют, а потом стали принимать решения!.. И где же эти деятели? За границу убежали все? — насмешливо переспросил его президент.

Тут снова вступил Владимир Колокольцев:

— Заводятся уголовные дела... Но трудно, потому что формально нет потерпевших.

— Потерпевших потребителей? — уточнил президент.

— Да. Не пишут! — вздохнул господин Колокольцев.

— Зайдите ко мне после заседания,— кивнул господин Путин.— Щас мы найдем потерпевших.

Члены комиссии очень оживились, представляя, видимо, процесс поиска.

Но поиски потерпевших президент начал еще на заседании. Еще через несколько минут выяснилось, что на строительство Загорской ГАЭС-2 было направлено 12 млрд руб., из них 6 млрд — для "Гидростроя" как для генерального подрядчика.

— "Гидрострой",— разъяснил президент,— осуществил субподрядный договор с компанией, штатная численность которой не превышает двух человек, а транспортным оборудованием не располагает.

Ту бы "Гидрострою" и признать себя, видимо, потерпевшей стороной. Впрочем, глава "РусГидро" Евгений Дод заявил, что речь идет о договорах 2005-2006 годов, а вообще-то "в "Гидрострое" все прозрачно".

— МВД не раз направляло предложения "РусГидро" выступить потерпевшей стороной,— продолжил господин Путин.— До настоящего времени никакой реакции нет.

— Официальных предложений не приходило,— с надвигающимся отчаянием заметил Евгений Дод.

Он не отступил вовремя и теперь, видимо, не понимал, как это можно сделать.

— Вы понимаете, что говорите?! Официальных предложений вам не приходило! Да вы должны зубами вырывать эти деньги! Один миллиард у вас утащили... Миллиард таким образом ушел на подставные конторы!.. Миллиард растворился! Вы разбираетесь до сих пор и не считаете нужным защищать интересы компании! Пускай теперь МВД посмотрит, что там происходит.

И поделать с этим ничего уже нельзя.

Нервный финал заседания был скрашен подписанием. Как обычно, многомиллиардных контрактов "Роснефти" с ExxonMobil.

Но осадок-то от растворившегося миллиарда остался.
"Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ

http://kommersant.ru/doc/2126593
Просмотров: 353 | Добавил: safety

Форма входа

Календарь

«  Февраль 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728

Поиск

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0