Анализ Опасностей и Оценка техногенного Риска

Наш опрос

Отступление от требований безопасности - это:
Всего ответов: 37

читальный Дневник

Главная » 2016 » Март » 17 » Исход реструктуризации углепрома: Осторожно, шахты закрываются 17/03-04/04/2015
Исход реструктуризации углепрома: Осторожно, шахты закрываются 17/03-04/04/2015
07:41

Статья опубликована в № 4035 от 17.03.2016 под заголовком: Осторожно, шахты закрываются

Владелец «Мечела» Игорь Зюзин предлагает закрыть угольные шахты

В России сверхопасны почти половина действующих шахт, считает Минэнерго

В среду, 16 марта, вице-премьер Аркадий Дворкович провел первое за четыре года совещание по безопасности в угольных шахтах. Повод был печальный: в конце февраля на воркутинской шахте «Северная» в результате горного удара и последовавшей за ним серии взрывов погибли 31 горняк и пять спасателей. Возникший в выработках пожар ликвидировать не удалось, поэтому сейчас шахта затапливается. Всего в России за последние 12 лет произошло 10 крупных аварий на шахтах, в них погиб в общей сложности 391 человек. Наиболее крупные были в 2007 г. на шахте «Ульяновская» (110 горняков), в 2010 г. на «Распадской» (91 человек) и на шахте «Северная» (36 человек).

На совещание пришли и совладельцы крупнейших угольных предприятий – Игорь Зюзин («Мечел»), Алексей Мордашов («Северсталь») и Владимир Рашевский (СУЭК), рассказали присутствовавшие на мероприятии. Обсуждались меры, которые помогут в будущем предотвратить человеческие жертвы. Зюзин предложил самый радикальный вариант – государство должно разработать программу по стимулированию перехода на открытый способ ведения горных работ, рассказали собеседники «Ведомостей». Он считает, что закрыть нужно угольные шахты с опасным содержанием метана и угольной пыли. Зюзин считает, что проблем с обеспечением сталелитейных предприятий коксующимся углем (именно он в подавляющем большинстве и добывается подземным способом) не возникнет. Он указал, что Эльгинское угольное месторождение «Мечела» с запасами в 2,2 млрд т угля в ближайшем будущем способно полностью заместить воркутинские угли.

В России сейчас действует 70 угольных шахт, говорится в представленной на совещании презентации замминистра энергетики Анатолия Яновского (есть у «Ведомостей»). Из них опасности не представляют только восемь. Зато более половины – 38 – сверхопасные. На них добывается 18 млн т угля в год. Критически опасны 12 шахт. Здесь добывается чуть более 9 млн т угля в год. Четыре из 12 шахт принадлежат «Северстали». Все они расположены в Воркуте. Помимо них в Воркуте у компании имеется еще одна шахта и угольный разрез.

Затраты на закрытие 12 шахт составят 34,11 млрд руб., подсчитало Минэнерго. Количество занятых на них сотрудников в презентации Яновского не указано.

Если будет принято соответствующее решение, компаниям придется закрывать шахты за свой счет. Государство закроет предприятия за бюджетные деньги, только если ему принадлежит пакет акций в шахтах, отметил представитель Минэнерго. Комментировать, насколько вероятен такой исход, он отказался. Из 34,11 млрд руб. государству придется потратить лишь 1,35 млрд руб., так как ему принадлежат шахта «Баренцбург» на острове Шпицберген, а также «Красногорская» в Прокопьевске. Evraz в случае закрытия должен будет, по подсчетам Минэнерго, потратить 5,34 млрд руб., «Северсталь» – 17,43 млрд руб., «Мечел» – 2,99 млрд руб. Представители этих компаний не стали комментировать, готовы ли они пойти на закрытие шахт.

«На совещании обсуждались различные предложения и идеи», – отметил представитель вице-премьера Аркадия Дворковича. Все варианты требуют тщательной проработки, в том числе и предложение Зюзина, отметил представитель.

Многие присутствовавшие на совещании восприняли идею Зюзина как шутку, говорят несколько собеседников «Ведомостей». В Воркуте добываются уникальные марки углей, их нельзя заменить углями с Эльгинского угольного месторождения. Реальных предложений, как справиться с проблемой безопасности на шахтах, помимо мониторинга газовыделения, не прозвучало, говорит один из участников совещания. Но внезапные выбросы метана спрогнозировать невозможно, констатирует он.

Полностью уйти от добычи коксующегося угля в шахтах невозможно: премиальные марки не только в России, но и по всему миру находятся только на глубине, где они образовались под воздействием огромных давления и температуры. На поверхности встретить их практически невозможно, говорит еще один участник совещания.

«Речи о закрытии производств в ближайшие годы не идет», – говорит источник, близкий к «Северстали». К тому же весь производственный процесс на Череповецком металлургическом комбинате (принадлежит «Северстали») заточен как раз под воркутинские угли. На совещании обсуждали в том числе повышение уровня безопасности российской угольной отрасли в долгосрочной перспективе, отмечает он. О судьбе опасных шахт высказывались различные варианты: очевидно, что нужно развивать системы технической безопасности или в очень отдаленной перспективе ликвидировать производство на них, говорит собеседник «Ведомостей».

Собеседник, близкий еще к одной металлургической компании, сомневается, что государство сможет обеспечить работой бывших горняков в моногородах.

Представитель Минпромторга не ответил на вопросы «Ведомостей».


В продолжение темы:

http://www.vedomosti.ru/business/articles/2016/03/31/635834-ugolnih-shaht

vedomosti.ru

 

Правительство готовится к закрытию угольных шахт

 

«Я думаю, что это вырвано из контекста. Давайте на самолетах перестанем летать», – комментировал гендиректор СУЭК Владимир Рашевский идею владельца «Мечела» Игоря Зюзина закрыть опасные шахты. Об этом бизнесмен сказал на совещании у вице-премьера Аркадия Дворковича две недели назад. На том же совещании Минэнерго объявило – в России 12 особо опасных шахт. Рашевский был не одинок – многие участники скептически отнеслись к идее Зюзина. Тем не менее в проекте протокола к совещанию о перспективах развития угольной отрасли, которое проведет премьер Дмитрий Медведев в Новокузнецке 4 апреля, есть пункт о ликвидации шахт в Прокопьевске, Киселевске и Анжеро-Судженске Кемеровской области (копия документа есть у «Ведомостей»).

В проекте протокола Минфину предлагается уже к 1 сентября 2016 г. найти 1,7 млрд руб. на переселение людей и поэтапную ликвидацию шахт. Представители Минфина и Минэнерго не ответили на вопросы «Ведомостей».

Сейчас, согласно данным городского сайта, в Прокопьевске работают две шахты – им. Дзержинского и «Красногорская» (находятся под управлением «СДС-угля», но принадлежат муниципалитету). Их суммарная мощность – 327 000 т энергетического угля в год (по данным «Металл-эксперта»). В Киселевске шахта с одноименным названием может добывать до 1 млн т коксующегося угля в год. Но подземная добыча в этих городах больше не ведется, говорит источник в одной из угольных компаний. На сайте «СДС-угля» указано, что компания ведет добычу открытым способом на Киселевском и Прокопьевском разрезах.

Единственное работающее предприятие – шахтоуправление «Анжерское» принадлежит УК «Заречная» и добывает до 900 000 т коксующегося угля в год. Источник, близкий к «Заречной», говорит, что шахта уже больше года находится в процедуре банкротства, но денег на ее ликвидацию нет.

Предполагаемых средств может не хватить на закрытие шахт, считает топ-менеджер крупной угольной компании. По его словам, на переселение 200 человек (без учета ликвидации шахты) потребуется около 500 млн руб., а работает на шахтах более 1000. По расчетам Минэнерго, только для ликвидации «Красногорской» потребуется 2,16 млрд руб.

Кроме того, несколько сотен миллионов рублей потребуется на ликвидацию самих шахт и их последующее обслуживание (мониторинг). Например, шахты в Прокопьевске находятся в черте города, так что если порода просядет или на их поверхности скопится угольная пыль и произойдет выброс метана, то местные жители действительно окажутся под угрозой, говорит топ-менеджер угольной компании.

Поводом для пристального внимания к угольной отрасли стали взрывы на угольной шахте «Северная», которая принадлежит «Северстали», – там в конце февраля при выбросе метана и обрушении горных пород погибло 36 человек. Потушить пожар на шахте не удалось, компания решила ее затопить. «Северная» обеспечивала четверть (1,5 млн т) добычи угля «Северстали».

По итогам совещания Минпромторгу могут поручить проработать вопрос и о замещении воркутинских углей, следует из проекта протокола. По данным Минэнерго, ими пользуются «Северсталь» и НЛМК. Замена углей на предприятиях на угли из других бассейнов потребует значительной модернизации, говорится в презентации заместителя министра энергетики Анатолия Яновского.

Перестройки металлургического производства для использования других углей не требуется, говорит представитель «Мечела». Он говорит, что Челябинский завод по производству коксохимической продукции «Мечела» с 2014 г. использует в своей шихте эльгинские угли вместо распадских и воркутинских. На совещании с Дворковичем Зюзин предлагал заменить угли из Воркуты углями с Эльгинского угольного месторождения (запасы – 2,2 млрд т коксующегося угля). Однако собеседники в металлургических компаниях тогда уверяли, что воркутинские угли имеют уникальные свойства и их замена невозможна.

Полностью уйти от добычи коксующегося угля в шахтах нельзя: премиальные марки находятся только на глубине, где они образовались под воздействием огромных давления и температуры, отмечал участник прошлого совещания от правительства.

Закрывать шахты нужно, этому способствует экономическая ситуация. Добывать уголь подземным способом уже не столь рентабельно, а российские компании не уходят в минус только благодаря девальвации рубля, считает аналитик БКС Кирилл Чуйко. В любом случае нужно закрывать шахты постепенно, чтобы избежать проблем с трудоустройством и переселением работников, уверен он.

Для повышения безопасности на еще работающих шахтах государство должно будет стимулировать закупку соответствующего российского оборудования – например, субсидировать кредиты, которые угольщики будут брать для его приобретения, следует из протокола. Кроме того, Медведев может подписать поручение МЧС регулярно проводить учения горноспасателей в условиях, «приближенных к реальным» (при спасении горняков на «Воркутинской» погибло пять спасателей).

Представители Дворковича и «Северстали» отказались от комментариев. Связаться с представителем «СДС-угля» и «Заречной» не удалось.

http://www.vedomosti.ru/business/articles/2016/03/31/635834-ugolnih-shaht


forbes.ru

http://www.forbes.ru/news/316809-mordashov-prizval-vlasti-prekratit-podderzhivat-novye-staleliteinye-zavody

Мордашов призвал власти прекратить поддерживать новые сталелитейные заводы

Елена Зубова, Николай Усков

Правительство должно прекратить субсидировать создание дополнительных мощностей по производству стали, заявил основной владелец «Северстали» Алексей Мордашов 6 на совещании премьер-министра Дмитрия Медведева с металлургами в Перми.

По словам Мордашова, уже имеющиеся в России мощности недозагружены. Только в январе-феврале объем потребления стали, произведенной российскими металлургическими заводами, упал на 10%, в том числе внутри страны — на 15%, доложил он. В среднем в этом году падение спроса на сталь составит 10%, тогда как только в прошлом году этот показатель сократился на 9%, пожаловался он.

В этих условиях создание новых производств только создает дополнительное давление на рынок, а госсубсидий на это являются бессмысленным расходованием бюджетных денег, заявил Мордашов. Загрузка металлургических заводов и так является низкой, хотя она и чуть лучше, чем в мире в целом, сказал он.

Государство могло бы помогать отрасли иначе, например, оспаривая в рамках ВТО антидемпинговые барьеры, которые вводят в отношении произведенной российскими металлургами США, Турция, Индия, страны Евросоюза, считает совладелец «Северстали».  Одновременно Мордашов попросил государство активнее вводить аналогичные протекционистские меры в отношении иностранных металлургов, поставляющих свою продукцию в Россию.

Это не первый случай, когда российские миллиардеры, владеющие металлургическими предприятиями, просят у государства принятия мер, которые поддержали бы их предприятия. Так, в середине марта после взрыва метана на воркутинской шахте «Северная», принадлежащей «Северстали», основной владелец «Мечела» Игорь Зюзин 194 предложил вице-премьеру Аркадию Дворковичу закрыть угольные шахты с опасным содержанием метана и угольной пыли.

Одновременно Зюзин предложил правительству стимулировать развитие добычи угля открытым способом и предложил металлургам покупать уголь с принадлежащего «Мечелу» Эльгинского угольного месторождения в Якутии. Остальные владельцы металлургических и угольных активов восприняли это предложение как шутку, рассказывали «Ведомости». Источник из «Северстали» тогда заявил, что компания не намерена закрывать «Северную» в ближайшие годы.

http://www.forbes.ru/news/316809-mordashov-prizval-vlasti-prekratit-podderzhivat-novye-staleliteinye-zavody


О развитии производств высоких переделов в чёрной и цветной металлургии

http://government.ru/news/22378/

 

Пожалуйста, Алексей Александрович Мордашов.

А.Мордашов (председатель совета директоров ПАО «Северсталь»)Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники совещания! Разрешите приветствовать вас от имени некоммерческого партнёрства чёрной металлургии «Русская сталь», которое объединяет подавляющее большинство производителей стали, проката, трубной продукции Российской Федерации.

Очевидно, что ситуация является очень непростой для отрасли чёрных металлов, как и для металлургии в целом. Мы видим сегодня падение спроса на нашу продукцию, о чём уже, собственно, Дмитрий Анатольевич, Вы говорили в Вашем вступительном слове. В частности, за январь – февраль 2016 года объём потребления стали упал на 10%, экспорт упал на 5%, а внутреннее потребление – на 15%. Это является продолжением тех тенденций, которые сложились в последние годы. Мы ожидаем, что в этом году спрос упадёт на 10% внутри страны. В прошлом году потребление металла в России упало на 9%. Всё это, конечно, создаёт очень серьёзные вызовы для нашей отрасли, выражающиеся в том числе в том, что у нас довольно низкая загрузка мощностей. Она лучше, чем в мире, но остаётся достаточно низкой. В связи с этим хотелось бы высказать несколько предложений, которые одобряются всеми участниками нашего консорциума и которые, с нашей точки зрения, могли бы помочь в этой ситуации отрасли и в целом российской экономике – в продолжение тех направлений, которые Вы обозначили, Дмитрий Анатольевич.

Во-первых, для улучшения баланса спроса и предложения хотелось бы обратить внимание на нездоровую ситуацию, с нашей точки зрения, выражающуюся в том, что в целом правильные меры государственной поддержки инвестиций – они в сегодняшних условиях иногда расходуются в соответствии с российским механизмом одобрения этих инвестиций на поддержку создания дополнительных мощностей в чёрной металлургии.

По сути, за счёт господдержки создаются мощности, которые и без того избыточны сегодня. Это, на наш взгляд, создаёт дополнительное давление на рынок, которое не идёт на пользу отрасли в целом. И мы бы предложили, чтобы Правительство прекратило своим решением выделение господдержки на создание дополнительных мощностей производства стали. Конечно, это не исключает инвестиций в производство продукции дальнейших переделов, о чём Денис Валентинович (Мантуров) говорил в своём выступлении, но с точки зрения создания мощностей производства стали, нам кажется, это нужно прекращать. Конечно, нельзя этого запрещать, наверное, но за счёт мер господдержки вводить мощности, с нашей точки зрения, нерационально и является бессмысленным расходованием средств.

Говоря о мерах по увеличению спроса на нашу продукцию и учитывая, что экспорт играет для нашей отрасли очень существенную роль (большинство нашей продукции мы отправляем на внутренний рынок, но всё-таки значительная доля идёт и на внешний), сейчас мы видим серьёзные трудности по продвижению нашей продукции, связанные с ростом протекционистских мер во всём мире. Правительства США, Евросоюза, Турции, Индии, других стран вводят так называемые защитные меры, антидемпинговые меры против нашей продукции, при этом, с нашей точки зрения, зачастую несправедливо, даже очень странно несправедливо, когда они вместо использования наших фактических данных при подсчёте антидемпинговых компенсационных мер используют какие-то искусственные свои, что противоречит, с нашей точки зрения, нормам и правилам ВТО. И нам кажется, что мы, Российская Федерация, могли бы лучше использовать возможности, которые даёт процедура рассмотрения этих защитных мер в рамках ВТО. Нам хотелось бы попросить, Дмитрий Анатольевич, чтобы Правительство обратило на это внимание и, может быть, выделило специальные фонды Министерству экономического развития, которое ответственно за торговые споры, чтобы они очень целенаправленно и сфокусированно вместе с представителями компаний работали над тем, чтобы эти решения были пересмотрены в рамках процедур ВТО. Это, конечно, требует много времени, но всё-таки, с нашей точки зрения, это важно делать правильно и своевременно.

Ещё одно направление, отчасти вытекающее из того, что я только что говорил, – это меры по защите внутреннего рынка. Мы сегодня видим, к сожалению, очень неповоротливую, медленную систему реагирования на практику несправедливой конкуренции на российском рынке. Вчера комиссия по защитным мерам Евразийского экономического союза приняла решение о введении компенсационных мер по украинским стальным пруткам. Решение, с нашей точки зрения, правильное и своевременное, но мы добивались его два года. Два года шёл процесс рассмотрения этих мер на уровне Евразийской комиссии. Это очень отличается от той практики, которую мы видим в отношении нас за рубежом, когда в течение месяца после подачи петиции вводятся защитные меры, зачастую вводятся ретроактивно, действием назад на несколько месяцев. Конечно, это даёт совершенно другой эффект для рынка, нежели меры, которые вводятся через два года после подачи петиции. И мы бы очень просили Правительство на уровне Евразийской комиссии сделать всё необходимое, для того чтобы этот механизм соответствовал лучшим практикам и был гораздо более быстрым и эффективным. И тут, видимо, придётся вносить изменения в законодательство Евразийского экономического союза в этой части.

Ещё хотелось бы, говоря о мерах защиты внутреннего рынка, упомянуть одну конкретную проблему, которая, с нашей точки зрения, нарастает, – это обход торговых защитных мер через особые экономические зоны в Калининградской области. Мы понимаем и поддерживаем меры по развитию Калининграда, но сегодня ситуация такова, что, например, Евразийская экономическая комиссия ввела антидемпинговые пошлины на металлопрокат с покрытием из Китайской Народной Республики. При этом после минимальных операций (гибка, профилировка и так далее) этот прокат попадает на территорию Российской Федерации уже без защитных пошлин, и мы видим, что, как следствие, с 2013 года объём поставок из экономической зоны в другие регионы России вырос в пять раз, притом что, как мы знаем, собственного производства металлопроката в Калининграде нет. С нашей точки зрения, это такая дыра в наших защитных мерах, которую, нам кажется, можно было бы обойти, введя запрет на помещение под специальный торговый режим конкретно проката с полимерным покрытием или в целом любого проката, который может обрабатываться в этой зоне.

Ещё несколько конкретных мер, которые хотелось бы тоже упомянуть в развитие тех направлений, о которых Вы сказали. Например, есть новый вид продукции, который разработан Новолипецким металлургическим комбинатом, – высокоэффективная, высокопроницаемая электротехническая сталь, которая может заменить подобную продукцию, используемую для производства трансформаторов, но которую сегодня делают только из импортной стали. Мы бы хотели предложить внести эту сталь в список так называемой импортозамещающей продукции, что дало бы возможность в случае реализации проектов за счёт государственных средств требовать или настаивать на том, чтобы продукция, которая будет произведена для этих проектов, использовала только российскую сталь этого класса и не импортировала.

И вообще, может быть, имеет смысл (мы говорили с Минпромторгом об этом) более широко рассмотреть возможность так называемых офсетных сделок, когда в случае реализации проектов за счёт государственных средств Российской Федерации оборудование, которое будет делаться для использования в этих проектах, делалось бы из российской стали. То есть требовать от поставщиков оборудования хотя бы частично импортировать российскую металлургическую продукцию для изготовления оборудования, которое впоследствии будет ввезено в Россию для использования в тех проектах, которые финансируются за государственный счёт.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Спасибо за внимание. Мы очень рассчитываем, что мы можем конкретизировать, уточнить эти меры в работе с правительственными органами, с Министерством промышленности и торговли для целей поднятия вообще экономики России и нашей отрасли в частности. Спасибо.


 

Дмитрий Медведев поддержал идею кемеровского губернатора прекращать работы до дегазации
04.04.1612:46 Ведомости

Виталий Петлевой

Тулеев предложил останавливать производство на опасных шахтах

 

Дмитрий Медведев на совещании по безопасности в угольной отрасли в Кемерове поддержал идею губернатора Амана Тулеева прекращать работы на шахтах до их дегазации до безопасного уровня. По словам Тулеева, главный враг шахтера - это метан: в Кузбассе восемь сверхопасных шахт, закрыть которые одномоментно нельзя. На них трудятся и живут рядом 7000 человек, отметил губернатор.

Однако можно запретить отработку пластов, пока не будет снижен уровень метана на шахтах, сказал Тулеев. Для дегазации нужно изменить схему: сейчас дегазацию проводят сами недропользователи, которые, по мнению Тулеева, работают по остаточному принципу. По словам Тулеева, компании проводят дегазацию на 20% максимум. В США же работают независимые компании - выкачивают до 80% метана из пластов.

Медведеву идея понравилась, и он предложил включить ее в протокол с учетом мнений недропользователей. "По идее, которая касается запрета отработки пластов до выполнения требования по содержанию метана до безопасного уровня: в принципе, с точки зрения логики, мне кажется, это правильно", - сказал премьер. На совещании присутствовали совладелец «Евраз груп» Александр Абрамов, основной владелец ММК Виктор Рашников, гендиректор СУЭК Владимир Рашевский и владелец «Мечела» Игорь Зюзин.

На совещании 16 марта у вице-премьера Аркадия Дворковича Зюзин предложил закрывать угольные шахты с опасным содержанием метана и угольной пыли - государство должно разработать программу стимулирования перехода на открытый способ ведения горных работ.

В России сейчас 70 действующих угольных шахт, из них опасности не представляют только восемь, 38 – сверхопасные. На них добывается 18 млн т угля в год. Критически опасны 12 шахт. Здесь добывается чуть более 9 млн т угля в год. Четыре из 12 шахт принадлежат «Северстали». Все они расположены в Воркуте. Помимо них в Воркуте у компании имеется еще одна шахта и угольный разрез. Затраты на закрытие 12 шахт составят 34,11 млрд руб., подсчитало ранее Минэнерго.

В конце февраля на воркутинской шахте «Северная» в результате горного удара и последовавшей за ним серии взрывов погибли 31 горняк и пять спасателей. Возникший в выработках пожар ликвидировать не удалось, поэтому шахта затапливается. Всего в России за последние 12 лет произошло 10 крупных аварий на шахтах, в них погиб в общей сложности 391 человек. Наиболее крупные были в 2007 г. на шахте «Ульяновская» (110 горняков), в 2010 г. на «Распадской» (91 человек) и на шахте «Северная» (36 человек).

http://www.vedomosti.ru/business/articles/2016/04/04/636303-tuleev-metana

 

Просмотров: 281 | Добавил: safety

Форма входа

Календарь

«  Март 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Поиск

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0